Все мы периодически задаем вопросы, на которые мужчины врут в ответ. Это происходит не из-за того, что мы любим так поступать, а потому, что по-другому попытаться вытянуть из них информацию не получается. Тем не менее, тебе стоит знать: некоторые вопросы для мужчин настолько неудобны, что сказать правду они просто не могут. Приведем примеры.

Я хорошо выгляжу?
Он, конечно, не соврет, если ответит: «Великолепно». И он искренне так полагает. При этом, вероятно, он на тебя даже не будет смотреть. И почему ты вообще задаешь такие вопросы, когда он занят игрой в «Танки»?

О чем ты сейчас подумал?
Мужчинам сложно описать свою мысль, если она еще не закончена. Ты помешала ему своими вопросами, и теперь завершить ее у него не получится. Скорее всего, он ответит: «Ни о чем». Между прочим, это будет искренним ответом. Но тебе же хотелось знать, что было у него в голове? Увы, надо было правильно и вовремя задавать вопрос.

Где ты пропадал?
Реальность такова, что он даже не собирался говорить тебе неправду. Но таков мужской рефлекс. Этот гипнотический вопрос моментально делает из мужчины изворотливого мальчишку, а тебя – в его родителя. Вполне понятно, почему его так и тянет соврать. Просто по инерции.

У тебя был хороший день?
«Да, нормальный». Вариации такого ответа – самые частые. Они, конечно, нечестные, но так даже лучше. Если бы он сказал правду, то тебе пришлось бы слушать нудный рассказ на тему «Борьба с темными силами и сражение со слабоумными духами».

Я ведь вам не помешаю?
«Конечно, нет, дорогая! Присоединяйся к нам, возьми пива и сушеной рыбы. Тут Леха как раз сейчас будет рассказывать о том, как ему понравилась выставка «Просторы матушки-Руси в технике папье-маше. Ты ведь это хотел рассказать, Леха?».

Меня не полнит это платье?
В ответ ты услышишь: «Нет, что ты, милая!». С технической точки зрения, это даже не будет враньем. Ведь ты становишься полнее не от конкретной одежды, а от еды, которую ты ешь. Но все это мелочи.

Ты не видишь никаких изменений?
Этот вопрос для мужчины выглядит как: «А ты случайно не полный идиот?». Он, конечно, ответит: «Я все вижу!». Такой ответ ты услышишь даже тогда, когда без очков он и свое отражение различает с трудом.

А у тебя было много девушек до меня?
А ты сама искренне отвечаешь на аналогичный вопрос о мужчинах? Вот и он не говорит правды.

Ты же помнишь, какая важная сегодня дата?
И опять он не соврет тебе в прямом смысле этого слова, ведь он действительно помнит, что на дворе 15 апреля. Остальное будет угадываться способом исключения: сегодня не женский день, не твои именины и не рождество. Значит, скорее всего, сегодня как раз день вашего знакомства!

Ты слышишь, что я тебе рассказываю?
Да-да, конечно!

Ты считаешь ее привлекательной?
«Нет, как ты вообще могла такое подумать. У нее огромные губы-пельмени, морщины на все лицо, да и вообще она страшная! Просто кошмарная она!». Кому вообще нравится Джоли, что за глупые вопросы!

Тебе нравится эта сумочка?
Нууу… У нее красный цвет. То есть: «Вау! Да она просто прекрасна! Бери, конечно!».

Ты говорил это всем своим бывшим?
Готовься к рассказу о том, что такой, как ты, он никогда не встречал, а потому и говорить подобных слов просто не мог. Технически он, конечно, мог выговорить эти слова, но только у тебя получилось побудить его к тому, чтобы произносить такие речи. Конечно, это вранье.

А ты тогда сказал правду?
Конечно, а как же иначе!

За что ты меня полюбил?
И снова в ответ ты услышишь вранье. Но это та самая ситуация, когда правда не нужна, потому что твой вопрос ужасно глуп. Ты спросила и ждешь романтичного ответа. А он в это время судорожно вспоминает о своей ужасной учительнице по литературе, которая склонилась над ним и с пристрастием допрашивает: «А что ты, Петров, расскажешь о Наташе Ростовой? Что? Ничего! Вечно ты только мямлишь в ответ, Петров! Получай свою двойку, бездарность!».

А теперь только подумай: он смог справиться с ужасными воспоминаниями и искренне старается соврать что-то красивое. И это несмотря на то, что ему уже хочется тебя придушить за этот вопрос. Не тебя, конечно, а ту самую грозную учительницу по литературе. Хотя в данной ситуации это – одно и то же.