Она запомнилась своей загадочной полуулыбкой, за которую любящие зрители прозвали ее русской Джокондой, потому что со сцены она ушла с ней. Скромное и ненавязчивое величие в жестах, королевская сдержанность и королевская осанка, хрустальный голос и неизменный талисман — жемчуг в волосах… Валентина Толкунова, легендарная певица, которую любили и за границей, была самой искренней певицей и подобных ей нет и вряд ли появится когда-нибудь на сцене.

«Я очень несовременная, как будто из другого века. Если бы меня спросили: «В какое время ты хотела бы родиться?» — ответила бы: «В XIX веке и никаком другом! Всё-таки я дочь той эпохи», — призналась как-то в одном из интервью Толкунова. И наверное, была права. Такие светлые и искренние люди, как она, в начале XXI века — скорее исключение, чем правило.

Певческая карьера Толкуновой была неслучайной. Ещё учась в начальной школе, маленькая Валя прошла по конкурсу в детско-юношеский ансамбль под управлением Исаака Дунаевского. Там будущая профессиональная артистка пела до окончания школы, после чего в её жизни возник дирижёрско-хоровой факультет Московского госинститута культуры и… первая большая любовь.

«Однажды я пришла на прослушивание в ансамбль Юрия Саульского «ВИА-66». В коллектив меня взяли, но главное не это. Главное — то, что я в тот момент влюбилась в Саульского. Влюбилась впервые, по-настоящему! Мне было всего девятнадцать. Юра был старше меня на восемнадцать лет. Но нас это не смутило. Уже через год мы поженились. Я была с ним очень счастлива!» — вспоминала Валентина Васильевна.

В коллективе мужа-руководителя Саульского Толкунова пять лет пела партии первого сопрано, а также джаз, о чём мало кто знает. Вероятно, она проработала бы в ансамбле гораздо дольше. Вероятно, её карьера сложилась бы как-то иначе, но… Спустя пять лет их брак с Саульским расколола другая женщина. Валентина развелась, ушла из ансамбля — и в её жизни образовалась пустота.

Глубоко переживая личную драму, Толкунова на несколько месяцев закрылась на подмосковной даче родителей. Неизвестно, сколько в отсутствие работы продлилась бы тяжёлая депрессия, если бы не знакомая с радио, которая уговорила уже известного композитора Владимира Шаинского помочь начинающей певице. Шаинский с лёгкостью отдал Толкуновой песню «Ах, Наташа», которая давно пылилась у него в столе и которую он сам считал не очень удачной. К удивлению композитора, первое же исполнение этой песни Толкуновой имело оглушительный успех. На своё дебютное выступление в качестве сольной певицы Валентина вплела в волосы жемчужную нить. С тех пор она не расставалась с ней. Жемчуг стал её талисманом.

Любить мужа больше, чем себя

«Я не могу иначе», «Стою на полустаночке», «Поговори со мною, мама» — сольная карьера Толкуновой быстро набирала обороты. А вот личная жизнь после развода с Саульским у неё долго не складывалась.

Во второй раз Валентина влюбилась, когда ей было уже за 30. Её избранником стал писатель, журналист-международник Юрий Папоров. Это оказалась любовь на всю жизнь. Они прожили вместе более 30 лет. Вырастили сына Колю.

«Несмотря на то что мы столько лет рядом, друг от друга нисколько не устали. Чаще всего, долгое время живя с человеком, мы начинаем думать, что всё про него знаем. Я же бесконечно открываю в Юре новые грани и качества. Я всё время нахожусь в состоянии поиска и понимания характера мужа. Как же при таком положении вещей он может стать мне неинтересен?! — признавалась Валентина Васильевна. — А вообще жизнь с любимым мужчиной — это отказ от эгоизма. Ну что такое, по сути, любовь? Любовь — это не когда тебя любят, а когда ты любишь. Ты должна любить мужа больше самой себя. Муж — это человек, с которым ты должна соединиться и жить его проблемами и его жизнью. Но при этом, конечно, не терять своей сущности».

«Надо успевать отдавать»

Именно любовь помогла Валентине Васильевне найти в себе мужество и силы, чтобы бороться со страшным диагнозом, который ей поставили. Тогда певица перенесла операцию по удалению рака груди и прошла курсы химиотерапии. Затем Толкуновой провели очередную операцию — на этот раз по удалению опухоли мозга. Валентина Васильевна не опустила руки, не ушла в себя. Вместо этого она стала ещё больше работать, больше гастролировать…

«Я пришла к выводу, что, пока мы живём, надо успевать отдавать. Нельзя терять ни минуты. Я стараюсь по максимуму ездить с концертами по стране, стараюсь успеть отдавать людям своё сердце, свои песни. Я остро чувствую, что должна очень многое отдать, и никогда не отказываюсь бесплатно выступать для инвалидов, ветеранов, детей, молодёжи. Я очень спокойно отношусь к деньгам, к материальным благам. Меня даже можно назвать аскетом. Если появляются свободные деньги, я жертвую их церкви или могу купить и подарить кому-нибудь охапку цветов безо всякого повода. Мне хочется дарить и щедро делиться теми благами, что дарит мне судьба» — таково было её отношение к жизни.

Ещё какой-то месяц-полтора Валентина Толкунова продолжала выходить на сцену. Во время одного из концертов певица почувствовала себя плохо. Врачи выявили проблемы с давлением и советовали ей беречь себя, больше отдыхать. После нескольких дней в больнице Толкунову выписали. Она вновь стала готовиться к концертам, планировать встречи с публикой. 16 февраля, во время гастролей в Могилёве, Валентина Васильевна была доставлена в местную реанимацию. После её перевезли в Москву. За два дня до смерти певица попросила привести в палату священника.

Она не щадила себя, спешила успеть сделать больше. Возможно, это сократило её жизнь — ей было всего 63 года. Но… она не могла иначе.