«Тот самый Мюнхгаузен» / «Мосфильм»
Лирическая комедия Марка Захарова «Тот самый Мюнхгаузен» — фильм, который можно пересматривать постоянно. Режиссер картины Марк Анатольевич Захаров скончался 28 сентября 2019 года, не дожив всего три месяца до 40-летнего юбилея своей любимой картины. Да и из актеров, сыгравших в фильме, уже семерых нет в живых. Вспомним про них.

Реклама

Олег Янковский — барон Мюнхгаузен

«Тот самый Мюнхгаузен» / «Мосфильм»

Сегодня даже трудно представить себе, что в роли барона Мюнхгаузена мог быть не Янковский, а другой актер. А ведь тогда, 40 лет назад, Захарову пришлось серьезно «побороться», чтобы снимался именно он.

Дело в том, что по сценарию барону должно быть 60 лет, а Янковскому исполнилось всего 35. Кроме того, против кандидатуры Олега сильно возражал писатель Григорий Горин, считавший, что актер не осилит амплуа сказочника и фантазера. Но, когда Янковский появился на съемочной площадке, Горин понял, насколько он был неправ.

«Я не верил в его барона — ведь до этого Олег играл в основном прямых, жестких, волевых людей. Но началась работа и Янковский на наших глазах стал меняться. Он врастал в роль, и вдруг мне явился Мюнхгаузен — умный, ироничный, тонкий. Ах, какая была бы ошибка, возьми мы другого актера!» — признавался впоследствии писатель.

Правда, без небольшого конфликта все же не обошлось. По сценарию финальные слова барона должны были звучать так: «Серьезное лицо еще не признак ума, все глупости на земле делаются именно с таким выражением лица». Но на озвучивании Янковский оговорился и вместо «серьезное лицо» сказал «умное». Несмотря на все протесты Горина, именно в таком виде фраза вошла в фильм и мгновенно ушла в народ.

Александр Абдулов — Генрих Рамкопф, адвокат

«Тот самый Мюнхгаузен» / «Мосфильм»

По воспоминаниям участников съемок, самым непоседливым и отчаянным из всех артистов был Александр Абдулов. Однажды он предложил немецкому каскадеру (а часть съемок проводилась в Германии) побороться … на пальцах.

«Они скрестили указательные пальцы и начали друг на друга давить. Вдруг слышу хруст, смотрю: палец Саши как-то неестественно вывернулся. Я ему говорю: „Кажется, он тебе его сломал“. „Не кажется, а точно“ — шепчет Саша», — вспоминал артист Владимир Долинский.

Узнав о травме одного из главных героев, Марк Захаров был вне себя от гнева. Чтобы Абдулов мог продолжать съемки, ему наложили на руку незаметный гипс.

Но и после этого случая Александр не переставал демонстрировать свою удаль. Когда по сценарию его герою предстояло спрыгнуть с 4-х метровой высоты, он отказался от помощи каскадера и сказал, что выполнит трюк сам. И в результате… снова вывихнул палец. Правда, в этот раз уже на ноге.

Семен Фарада — главнокомандующий

«Тот самый Мюнхгаузен» / «Мосфильм»

Семену Фараде в фильмах обычно доставались роли второго плана. Но это, как ни странно, нисколько не обижало Семена Львовича. Даже появляясь в кадре всего на несколько минут, он одним своим видом умел заставить зрителей смеяться до слез, а произнесенные им одна-две фразы тут же становились крылатыми.

Точно так получилось и с его главнокомандующим в «Мюнхгаузене». Прошло уже 40 лет, а мы все еще повторяем:

«Сначала намечались торжества. Потом аресты. Потом решили совместить»

или

«Ну не мамонты же!».

Интересно, что в реальной жизни Семен Фарада был совсем не таким искрометным весельчаком, каким его привыкли видеть в картинах.

«Я иногда, бывает, смотрю на себя из зала и думаю: ну что это за человек такой непутевый на экране! Сам я другой, довольно замкнутый, никакой не балагур», — признавался Фарада.

Игорь Кваша — бургомистр

«Тот самый Мюнхгаузен» / «Мосфильм»

Игорь Кваша считал себя сугубо театральным актером и не слишком часто соглашался сниматься в кино, опасаясь, что это может помешать его основной работе. Исключение он делал лишь для некоторых режиссеров — в их число входил и Марк Захаров.

«Мне просто очень понравился сценарий. Тем более, что это был сценарий Гриши Горина — моего близкого друга. И с Захаровым мы тоже друзья, поэтому я с большим удовольствием пошел к нему работать», — рассказывал Игорь Владимирович.

В фильме Кваша сыграл небольшую роль бургомистра — этакого умудренного опытом прагматика в парике и круглых очках. Это он ходит каждый день к 9 часам в магистрат и рассказывает, что «пусть это и не подвиг, но что-то героическое в этом есть».

А чего только стоит ставшая крылатой фраза бургомистра-Кваши:

«Да черт с ней с правдой, иногда нужно и соврать».

Ведь, сказанная 40 лет назад, она не теряет актуальность и сейчас.

Леонид Броневой — курфюрст Ганновера

«Тот самый Мюнхгаузен» / «Мосфильм»

По рассказам людей, близко знавших Марка Захарова, у режиссера было особое чутье на «своих артистов», которых он правдами и неправдами старался заманить в свою труппу. Именно так и получилось с Леонидом Броневым.

Захаров без проб приглашал Броневого практически во все свои картины и таки сумел добиться, чтобы артист перешел к нему в Ленком.

В фильме «Тот самый Мюнхгаузен» Броневой сыграл далеко не самую главную роль герцога и курфюрста Ганновера. Но сделал это просто блистательно. А его реплики, само-собой, тут же разошлись на цитаты. Помните?

«Я всегда относился к вам с симпатией. Я уважал ваш образ мыслей. Свободная линия плеча, обуженные панталоны. Вы могли бы стать примером для нашей молодежи!»

или

«Да вы что? Не знаете, что в однобортном сейчас уже никто не воюет? Безобразие! Война у порога, а мы не готовы! Нет, мы не готовы к войне!».

Юрий Катин-Ярцев — Томас

«Тот самый Мюнхгаузен» / «Мосфильм»

Известность к Народному артисту РСФСР Юрию Васильевичу Катину-Ярцеву пришла довольно поздно — когда ему уже было за 50. Тем не менее, на его счету более 100 ролей в кино и около 70 — в телевизионных постановках.

И это при том, что основную часть своего времени профессор Катин-Ярцев посвящал преподаванию актерского мастерства в Щукинском училище и заведовал там же кафедрой. Причем все без исключения ученики (среди которых большинство стали известными артистами) его просто обожали.

Неудивительно, что небольшую роль Томаса —слуги барона Мюнхгаузена Юрий Васильевич сыграл по-настоящему мастерски. По словам других актеров, они специально приходили на съемки эпизодов с Катиным-Ярцевым, чтобы насладиться работой мэтра.

Достаточно вспомнить, с каким невозмутимым видом Томас рассказывал небылицы о своем хозяине.

«Господин барон пошел как-то раз в лес на охоту. Медведь бросился на него. А поскольку господин барон был без ружья…
Чего же он был без ружья?
Я же Вам говорю, он пошел на охоту».

Всеволод Ларионов — судья

«Тот самый Мюнхгаузен» / «Мосфильм»

Всеволод Дмитриевич Ларионов был одним из старейших актеров Ленкома — он проработал в нем без малого 50 лет. Поэтому Марк Захаров всегда старался дать Ларионову роли в своих фильмах, пусть даже и небольшие. И так сложилось, что большинство этих ролей были отрицательные. Впрочем, Ларионову это даже нравилось.

«Хорошему персонажу зритель и так будет симпатизировать, а вот попробуй сыграть инквизитора, карточного шулера или иностранного агента так, чтобы публика прониклась к нему пусть уж не любовью, но сочувствием?», — говорил артист.

В «Мюнхгаузене» Всеволод Дмитриевич сыграл опять-таки отрицательную роль — продажного судью. По сценарию у артиста очень мало слов, но они и не нужны — достаточно просто взглянуть на лицо вершителя правосудия, когда он видит в документах дату 32 мая, проставленную бароном Мюнхгаузеном. Всего пара минут экранного времени — а сыграно просто замечательно.