В последнее время очень сильно изменилось отношение к учителям и воспитателям. Причем, в худшую сторону! Порой родители ни во что их не ставят и считают, что они должны пылинки сдувать с их детей. Вот поэтому сотни лучших педагогов «пачками» увольняются с работы, не в силах выдержать оскорблений и упреков.

Похожая история случилась с воспитательницей детского садика Джессикой Гентри, которой пришлось оставить любимую работу. После увольнения она написала честное письмо, в котором объяснила причины своего поступка. Ее откровение должны прочитать все родители, а особенно те, которые до сих пор относятся к учителям, как к пустому месту.

«Дети — невинные жертвы происходящего»

Итак, давайте по-честному…

Многие говорят, что дети изменились. Нет. Дети есть дети. Изменились родители. Изменилось общество. Дети — невинные жертвы всего этого. Взрослые вечно заняты, и дети большую часть времени предоставлены сами себе. Они находятся в зависимости от гаджетов и СМИ. Чего же мы тогда от них ждем?

Ребенок будет шалить там, где чувствует себя в безопасности. Одни устраивают истерики дома, потому что родители относятся к этому с пониманием. Другие переворачивают столы в школе — дома они не чувствуют себя защищенными.

@Jessica Gentry / Facebook
В нашей школе дети впервые узнают о границах дозволенного. Учатся показывать любовь через уважительное отношение.

«Гаджеты важнее, чем учителя»

На фоне всего этого нам говорят: «Вы должны быть школой XXI века. Каждому ученику по гаджету: ведь это хорошо на нашем сайте». С таким подходом можно забыть о практическом обучении и построении взаимоотношений внутри коллектива.

Во время собеседования у меня однажды спросили: «Как у вас с технологиями? Это важно для нас». Я слышала, что шимпанзе Бобо очень хорошо разбирается в технологиях. А я знаю, как ладить с детьми.

«Учителя должны посещать тренинги вместо работы с детьми»

Поскольку обучение с помощью гаджетов, похоже, не работает, воспитатели должны научиться управлять детьми. Вместо того, чтобы проводить занятия с ними. То есть, пропадет два урока в неделю. Но курсы и тренинги совершенно не помогают повысить качество преподавания.

@Jessica Gentry / Facebook
Так, в этом году ввели новый тест по математике для детей. Воспитатели должны были посетить обучение в рабочее время (вместо занятий с детьми). А затем, в течение трех недель тестировать каждого из 21 ученика в индивидуальном порядке. Хотя все необходимое о детях я могла бы рассказать, не отнимая драгоценного учебного времени.

«Отношение к воспитателям, как к прислуге»

Вместо того, чтобы сотрудничать с родителями, как настоящие партнеры, мы стали для них обслуживающим персоналом. Я видела гневные посты на Facebook и получала письма с недовольствами. Но вот в чем дело — я не могу обучать ребенка, которого нет на занятиях.

На меня ругались родители, которые хотели, чтобы их ребенок посетил экскурсию, но пропускали три записки, которые я им передавала. На меня ругались за то, что ребенок все время сидел в телефоне во время поездки. Были родители, которые возмущались, когда я отказалась заниматься с их ребенком после уроков. И даже те, которым не нравилось, что позволила себе сказать ребенку «нет».

«Я переживаю за свое психическое и физическое здоровье»

Зная, что дети получают меньше, чем заслуживают, пытаясь добиться поддержки, я слышала в ответ: «Не волнуйтесь так из-за них». Я люблю детей, предана своей профессии, и такие слова разрывают мою душу на части.

У меня больше не было сил видеть, как они приходят в грязной одежде, и знать о хаосе в их домах. Я не в силах дать им то, что они заслуживают. Это нереально сделать воспитателю группы из 21 одного человека, в которой, к тому же, есть дети с различными видами инвалидности, а также иностранные ученики, говорящие на других языках.

Это ломает морально. Тогда мы начинаем «заедать» негативные эмоции. Можем целые сутки пролежать на диване. Становимся настолько бесполезными и угнетенными, что от этого начинают страдать даже наши близкие.

«Я не могу помочь другим, если слаба сама»

Я, наконец, поняла, что не смогу спасти всех. Невозможно справиться с группой из 21 ребенка, если собственное физическое и психическое здоровье сорвано.

Поэтому я оставила пенсионные накопления, выплаты по больничному за 46 дней и ушла. Не в погоне за высокой зарплатой или престижем, а потому, что увольнение было единственным правильным выходом.

Лучше, я начну с собственного ребенка. И буду помогать другим мамам учиться справляться с детьми. Потому что верю — все начинается с семьи. Благодаря работе воспитателя, я сделала много важных открытий, поэтому мой опыт не был бесполезным.

Да, я ушла с работы, однако не бросила тех детей. Но сейчас поддерживаю их иначе.