Их странный брак не поймут и сегодня. Почему в отношения Александра Блока и Любови Менделеевой третий не был лишним

Оксана Поречная,
редакция Femmie

Многие могут не понять их отношений.

wikimedia.org

Семейный союз гениального поэта Серебряного века с дочерью великого химика Менделеева не назовешь заурядным. Брачная жизнь двух творческих личностей была наполнена странностями, мучительными страданиями и греховными наслаждениями. Но вместе с тем отношения Блока и Менделеевой были отмечены печатью чего-то неземного, высокого и вечного. Рассказываем противоречивую историю любви 20 века, в которой чудачества были в порядке вещей.

Неожиданное предложение руки и сердца

Александр Блок и Любовь Менделеева знали друг друга с детства. Они жили в соседних поместьях, а их отцы были приятелями. Но осознанное знакомство произошло в усадьбе Менделеева во время домашней постановки «Гамлета». Между ними завязались полуромантические отношения, которые вскоре оборвались. Люба уехала в Петербург поступать в театральную студию.

Через некоторое время они снова встретились. На тот момент Блок уже был поэтом и Люба стала для него музой. Но вскоре девушке надоели бесконечные прогулки и разговоры о прекрасном. Она ждала от юноши более земных поступков, поэтому распрощалась с ним. Но судьбу не обманешь.

Однажды Блок явился в театр, где Люба сидела в самом дальнем углу. Они вышли на улицу в морозную, снежную ночь и поэт сделал ей предложение. Люба сразу ответила согласием, хотя впоследствии писала, что «действовала как-то помимо воли». После этого Блок вынул из кармана клочок бумаги и протянул ей. Это была предсмертная записка — на случай ее отказа.

«Если бы не мой ответ, утром его уже не было бы в живых», — писала в мемуарных записях Менделеева.

Брачная ночь без «химии»

В августе 1903 года пара обвенчалась в церкви села Тараканово. Первая брачная ночь ошеломила 22-летнюю девушку. Муж заявил, что она для него — земное воплощение Вечной Женственности, поэтому он не может обращаться с ней, как с публичной девкой.

Люба плакала от унижения, ведь муж открыто сказал ей, что будет посещать публичные дома. При этом жене он тоже разрешал ходить на сторону. Это приводило ее в отчаяние. Но через два года женщина все же соблазнила собственного мужа, однако это не принесло удовольствия ни ей, ни ему. С тех пор они изредка бывали близки.

Третий «нелишний» в браке

В своих мемуарах Любовь Менделеева написала, что к весне 1906 года «и это немногое прекратилось». Но созревшее тело 25-летней женщины требовало земной любви. Как раз в тот период ее внимания добивался друг Блока, поэт Андрей Белый. В конце концов, он написал ей любовную записку, но вскоре во всем признался Блоку. Тот лишь обронил: «Что ж… Я рад…».

И начался этап безумия. Менделеева никак не могла определиться. Белый звал ее бросить Блока и жить с ним. Но Любовь Дмитриевна не умела принимать твердых решений, она металась от одного к другому. Правда, дальше поцелуев с Андреем у нее не зашло. Отношения в любовном треугольнике запутались. Были ссоры, истерики, несостоявшаяся дуэль, месяцы разрывов и сближения. Всю эту неразбериху Блок высмеял в пьесе «Балаганчик». В конце концов, троица решила, что им лучше не видеться в течение года. Во время разлуки с Белым Люба полностью избавилась от своего увлечения.

Любовные похождения супругов

Как раз в тот период, когда Менделеева окончательно рассталась с Белым, Блок влюбился в актрису Наталью Волохову. Роман с ней проходил бурно и речь зашла даже о разводе с Любой. Тогда жена поэта пошла к Волоховой и рассказала о муже неприглядную правду. Соперница быстро разорвала отношения с Блоком.

Однако Любовь Дмитриевна и сама регулярно ходила на сторону. При этом честно докладывала мужу о каждом любовнике и подчеркивала, что любит только его. Однажды женщина забеременела от начинающего актера и хотела избавиться от ребенка, но поздно спохватилась. Блок же принял известие с радостью:

«Пусть будет ребенок!»

Своих детей он иметь не мог из-за сифилиса, но наследника хотел. Младенец умер через 8 дней после рождения, Блок тогда очень переживал. Намного больше, чем Люба, которая сказала:

«Умер сын, а я нет».

«Потребность бить и ломать»

Под конец жизни поэт просил у жены прощения. Кажется, он понял, насколько счастливы они могли быть все эти годы. Но все же его слова были полны противоречий:

«Люба испортила мне столько лет жизни, измучила меня и довела до того, что я теперь. Но я не могу расстаться с ней и люблю ее… У меня женщин не 100-200-300 (или больше?), а всего две: одна — Люба; другая — все остальные».

Незадолго до смерти поэт стал полусумасшедшим.

«Вообще у него в начале болезни была страшная потребность бить и ломать», — писала Любовь Дмитриевна.

Однажды поэт разбил стоявшего на шкафу Аполлона только для того, чтобы «посмотреть, на сколько кусков распадется эта грязная рожа». У Блока проявлялось отвращение не только к вещам, картинам, стенам, но и к Любе. За неделю до смерти он очнулся от забытья и вдруг спросил у жены, отчего она вся в слезах. По словам Менделеевой, это была последняя нежность мужа. Женщина пережила своего супруга на 18 лет и за эти годы больше не вышла замуж.

Александр Блок видел в Любови Менделеевой эталон Вечной Женственности и Чистоты, но этим самым ее развратил. Ведь она, как и любая мирская женщина, хотела страсти и близости с любимым человеком. В итоге она нашла «спасение» в любовниках. Впрочем, Люба не пожелала расстаться с Блоком и приняла его правила игры. Так что, можно сказать, что каждый из них внес свою лепту в этот странный семейный союз.

12
7
Присоединяйтесь к Femmie в Facebook