Shutterstock
Жил-был кот, который любил птичку. А птичка? А птичка любила его.

Реклама

Каждый день они встречались там, где земля встречается в небом, и так их чувства росли.

В их любви скрывался мягкий рассвет и тёплый янтарь; она светилась подобно свече в лунном свете в каком-то безлюдном миру.

Кот подстригал свои когти и подпиливал клыки, чтобы защитить свою любовь от себя. Он научил её передвигаться между длинными стеблями травы, подобно текучему пламени — тихо, ловко, величаво. И птичка научилась беззвучно бить своими крылышками. Она учила его танцевать, подобно ветру под музыку облаков.

Так они и жили: любили, играли, они соединились воедино, словно детальки из пазла. Небо встретилось с землёй.

Реклама

Они были счастливы. Да, они были счастливы.

Птица забыла о небе в необъятном просторе души её любимого. Ей нравилось, когда в её пёрышках играл солнечный свет и отражался в его глазах. А кот? Кот нашёл в своей любви ещё более завораживающую глубину, нежели в ночи. Он никогда не хотел услышать эхо своего голоса в её тельце, покрытом светлыми пёрышками.

Они были счастливы, но такая любовь, как у них, не может быть без проблем. Ночные свирели птички лишали сна кота, а ветряные порывы манили её в даль.

Циники говорили, что и года не пройдёт, и кот сожрёт свою любимую, а романтики, затаив дыхание, рассуждали о вечности любви.

Реклама

Действительность была не настолько безупречной, но и не трагичной.

Они жили и любили на стыке неба и земли, однако их совместная жизнь зависела во многом от решения их двоих…

«Птица может полюбить рыбку, но только где они будут жить?» — Джозеф Стайн.

Птица может полюбить кота, но сможет ли их любовь прожить?

«Да!» — уверял кот. «Да!» — заявляла птичка. Но никто из них не мог отрицать ту пульсирующую истину, которая жила в их сердцах: кот любил темноту, а птичка — небо. И это стремление не могла заглушить страсть их любви, как бы они не старались.

Это было космическое недоразумение чудовищного масштаба: два создания, столь не похожих друг на друга, воспылали любовью друг к дружке в мире, где для них не может быть совместного жилища. Боги смеялись над их затруднением, но только потому, что знали, что существует и другой мир, где небо и земля мирно живут друг с другом.

И всё же кот любил птичку, а птичка любила кота. И хотя эта любовь обречена на трудности, всё же она была.

Птичка стремилась в лазурную высь, а кот просыпался к ночи, но всё же их сердца встречались между охотой и полётом.

Однако существуют края вдали за горизонтом, где птицы вместе с котами летают в медовом от заката небе. Это царство перемен, где мудрецы компромисс называют развитием, и где находится замок метаморфозы.

Именно в этом царстве отыскался дом для кота и птички, где пламя их любви продолжает расти.

Бывает, что кот — это кот, и птичка — это птичка, а недоразумение остаётся недоразумением с неизбежным концом, но порой — в отдельных случаях — мы открываем для себя тот мир за горизонтом. Там всё просто, но не без труда, возможно мы можем отправиться туда!

А птичка, которая любила кота, и кот, который любил птичку, именно так и сделали.

Они жили и любили, и земля продолжала свой бег, — как и наша история, — без начала и без конца.