«Мимино» — больше 40 лет. Какие сцены из фильма заставили вырезать чиновники

Ольга Касьянова,
редакция Femmie

«Мимино» вышел на экраны больше сорока лет назад.

К/ф «Мимино» / Мосфильм

Несмотря на то, что фильм Георгия Данелии «Мимино» считается комедией, во многих эпизодах зрители не могут сдержать слез. Сам же режиссер свои фильмы и вовсе не считал комедиями, говоря, что называл их так лишь потому, что под этот жанр давали больше пленки. Как снималось «Мимино», почему из фильма хотели вырезать несколько сцен и какой у него должен был быть конец?

«Под комедию давали больше пленки»

В советские времена Георгий Данелия наряду с Эльдаром Рязановым и Леонидом Гайдаем официально считался ведущим комедиографом кино. Интересно, что сам Данелия свои картины, за небольшим исключением, вовсе не считал комедиями.

«На моих фильмах написано «комедия», потому что под комедию давали больше пленки. А вообще-то я работал только над двумя комедиями — снял сатирический фильм «Тридцать три» и вместе с Викторией Токаревой написал сценарий картины «Джентльмены удачи», — рассказывал режиссер.

Георгий Данелия в к/ф «Фильм про фильм» / ТВЦ

Впервые слово «комедия» Данелия написал в титрах фильма «Я шагаю по Москве». Правда, члены госкомиссии, принимавшие картину, были в некотором недоумении: Ну и что тут смешного? Над чем тут смеяться?

Тогда хитрый Данелия догадался добавить слово «лирическая». Тем самым он избавил себя от ненужных вопросов, а заодно стал родоначальником нового жанра — «лирическая комедия».

«Кроме вертолета, цепи, замка и Бубы Кикабидзе у нас ничего не было»

В 1977 году, спустя год после того, как на экранах страны с успехом прошла очередная лирическая комедия Данелии «Афоня», режиссер приступил к съемкам нового фильма под рабочим названием «Ничего особенного».

Картина должна была рассказывать о сельском летчике, который летает на «кукурузнике», а в свободное время играет на трубе и пишет романтические стихи. Главная роль предназначалась другу режиссера Вахтангу Кикабидзе.

До начала съемок оставался всего месяц, когда постоянный соавтор Данелии Резо Габриадзе рассказал ему историю о пилоте малой авиации, перевозящем тюки с сеном, мешки с мукой, голландских кур и даже коров.

Каждый вечер, закончив работу, этот пилот привязывал свой старенький дребезжащий вертолет цепью и закрывал ее на большой амбарный замок.

К/ф «Мимино» / Мосфильм

История понравилась Данелии. Перед его глазами тут же замелькали кадры будущего фильма — летчик на вертолете перевозит грузы между горными селениями, а в это время высоко в небе, над его головой, важно пролетают огромные лайнеры, которыми управляют его коллеги в белоснежных кителях. И летчик начинает мечтать о большой авиации…

Недолго думая, Данелия решил писать новый сценарий.

«Писать надо было быстро: времени до съемок оставалось мало. А у нас, кроме вертолета, цепи, замка и Бубы Кикабидзе, ничего не было. И мы — я, Резо Габриадзе и Виктория Токарева — почти круглосуточно в лихорадочной спешке сочиняли»,— вспоминал Данелия.

Кстати, идею с летчиком, играющим на трубе, Георгий Данелия позже подарил своему коллеге Владимиру Грамматикову, который на ее основе снял свой знаменитый фильм «Шла собака по роялю». 

Георгий Данелия в к/ф «Мимино» / Мосфильм

«Что это за слово дурацкое и непонятное»

Вскоре появилась первая загвоздка. Старое название «Ничего особенного» совсем не подходило к новому сценарию. Поэтому Данелия решил переименовать будущий фильм в «Мимино». Но чиновники из Госкино неожиданно стали на дыбы.

«Что это за слово дурацкое и непонятное?», — спросили они режиссера.

И даже пояснение, что «мимино» в переводе с грузинского означает «сокол» не помогло.

К счастью, картину Данелии заранее готовили к показу на Московском международном кинофестивале. И председатель будущего кинофорума посчитал название «Ничего особенного» слишком простым для такого события. После этого чиновникам ничего не оставалось, как утвердить «Мимино».

Леонов – орел, Мкртчян – решка

Самые большие споры у Данелии, Габриадзе и Токаревой возникли по поводу московских эпизодов фильма. В частности, авторы сценария долго не могли определиться, с кем поселить Валико в гостиницу — с эндокринологом из Свердловска (его должен был играть Евгений Леонов) или с шофером из Армении (Фрунзик Мкртчян)?

После долгих споров решили подкинуть монетку: Леонов – орел, Мкртчян – решка. Выиграл Фрунзик.

Но снимать фильм без своего любимого актера Евгения Леонова Данелия ни за что не хотел. Поэтому специально для Леонова он написал роль Волохова, якобы фронтового друга отца Валико Мизандари.

К/ф «Мимино» / Мосфильм

По сюжету картины, Мимино, отчаявшись пробиться в большую авиацию, собирается возвращаться домой. И в аэропорту знакомится с Волоховым, который в Валико узнает сына своего погибшего однополчанина-грузина. Волохов решает через своего фронтового друга, ныне высокопоставленного авиационного чиновника, помочь Мимино.

Но уже в кабинете министра выясняется, что произошло недоразумение — Волохов служил с другим Мизандари. Тем не менее, два фронтовика все же помогают Валико, сыну погибшего солдата, осуществить свою заветную мечту.

Этот эпизод, сыгранный Евгением Леоновым и Николаем Граббе, стал одним из самых трогательных и пронзительных в фильме.

Вахтанг Кикабидзе и Николай Граббе в к/ф «Мимино» / Мосфильм

«Тогда вырезайте весь фильм!»

Несмотря на то, многие эпизоды в «Мимино» вызывают смех (чего только стоят все сцены с участием Фрунзика Мкртчяна,) фильм мало напоминает комедию в привычном для нас понимании этого слова. Благодаря глубокому философскому смыслу его гораздо уместнее назвать философской притчей.

Недаром при приемке картины отдельные отрывки показались цензорам настолько подозрительными, что некоторые из них они потребовали удалить.

В частности это коснулось сцены, когда Валико пытается из Западного Берлина дозвониться в грузинский город Телави. А телефонистка, не поняв, соединяет его с Тель-Авивом. И бывший житель Грузии еврей Исаак и Валико на разных концах провода поют на родном языке незатейливую детскую песенку «Грибной дождик».

К/ф «Мимино» / Мосфильм

По словам Данелии, этот эпизод был взят им из реальной жизни. Такая история произошла со вторым секретарем одного из таллиннских райкомов партии, грузином по национальности. Однажды, по ошибке телефонистки, он вместо Грузии позвонил в Израиль. Был жуткий скандал, чиновника едва не выгнали из партии.

Понятно, что Данелию за такой эпизод тоже «по головке не погладили». Чиновники, принимающие фильм, приказали ему вырезать этот эпизод. Мол, не та нынче международная обстановка, чтобы с Израилем запросто песни по телефону распевать.

Но Данелия неожиданно заупрямился и заявил:

«Тогда вырезайте весь фильм!»

После долгих споров пришли к консенсусу и постановили: удалить крамольный эпизод только из одной копии, которая будет показана на Московском фестивале, а все остальные оставить, как есть.

Спустя годы, в своей книге «Тостуемый пьет до дна» Данелия рассказал, как выкупил у киномеханика показанную на фестивале копию без звонка в Тель-Авив, с наслаждением разрезал ее на маленькие кусочки и выбросил.

«Даже я смеялся, что со мной бывает очень редко»

А вот эпизод, который шел вслед за пресловутым телефонным разговором, режиссеру, к сожалению, отстоять не удалось.

По сценарию, поговорив с Валико, Исаак тут же звонит в Телави, чтобы сообщить другу Мимино, Кукушу, о том, что зеленого крокодила для Хачикяна Валико купил. Но телавский кепочник Кукуш, которого играл известный грузинский комик Ипполит Хвичия, испугался говорить с Израилем. Он замахал руками и закричал: «Нет меня! Нет! Перерыв!»

«Хвичия сыграл это так, что, когда смотрели материал, стоял хохот. Даже я смеялся, что со мной на моих картинах бывает очень редко», — вспоминал Данелия.

Но чиновники объяснили Данелии, что в самой демократической стране мира человек не может испугаться разговора с Израилем (хотя все прекрасно знали, что именно так это и было).

И режиссер, желая сохранить телефонный разговор Валико и Исаака, вынужден был согласиться с удалением этого эпизода.

К/ф «Мимино» / Мосфильм

«Это картина о том уголке земли, где ты есть ты»

По словам кинокритика Андрея Зоркого, «Мимино» — это фильм-притча, размышляющий о месте человека в жизни, о родной ему земле, которая, как цепью с огромным замком, приковывает его к себе.

«Это картина о родине — том уголке земли, где ты живешь, где ты есть ты, и который ты не можешь потерять, даже переселяясь в другой город или другую страну», — писал Зоркий.

Вот почему Данелия так боялся удаления сцены телефонного разговора Мимино с Израилем. Ведь она — ключ к пониманию всего фильма. Недаром самый последний кадр картины — колесо вертолета, привязанное к земле цепью с замком.

«Такая красота, а ты мне в задницу уставился»

Правда, Вахтанг Кикабидзе несколько лет назад рассказал, что у фильма должен был быть совсем другой финал.

Оказывается, пролетая на лайнере над родными горами, Валико действительно выпрыгивает из самолета. А в следующем кадре он уже шагает по красивой зеленой поляне и встречает знакомого кузнеца.

К/ф «Мимино» / Мосфильм

Поговорив немного, они расстаются. Как вдруг кузнец, глядя Валико вслед, начинает хохотать и кричит, что у него сзади лопнули брюки.

А Мимино отвечает:

«Дурак ты! Слева Казбек, справа Эльбрус, такая красота, а ты мне в задницу уставился и смотришь».

По словам Кикабидзе, такой финал раскрывал всю суть фильма — человек, сосредоточившись на мелочах, не замечает того большого, что происходит вокруг.

Правда, кроме Кикабидзе, никто из принимавших участие в съемках фильма ни разу не упоминал о такой концовке.

А спросить у самого Георгия Данелии, создавшего «Мимино» и другие  лирические комедии, уже невозможно. Знаменитый режиссер умер 4 апреля 2019 года на 89-м году жизни.

9
4
Присоединяйтесь к Femmie в Facebook