Shutterstock
Я всегда думала, что моя забота о ребёнке была для неё поддержкой, которая укрепляла и подбадривала её.

Однако в действительности я баловала её своим вниманием, и в итоге мой ребёнок стал болезненно зависимым от меня. Она стала слабее, а не сильнее. Она начала ожидать от меня помощи в решении всех своих проблем.

Она росла и становилась старше. Она уже могла бы начинать принимать решения самостоятельно, однако вместо этого я, сама того не желая, приняла на себя роль теневого распорядителя всех её решений и спасателя из всех затруднительных положений.

Мне было не легко признаться в этом себе, но мне нужно было посмотреть правде в глаза и понять, куда всё идёт.

В жизни каждого ребёнка наступает момент, когда он перестаёт быть зависимым от родителей и пускается в вольное плавание, руководимый своими дружескими отношениями, жизнью в школе и дома, социальной активностью.

Однако в жизни моего ребёнка этого не происходило и причиной этому была моя гиперопека. Я окружила её чрезмерным вниманием, глубоко вникала и принимала участие во всех аспектах её жизни. Я сделала всё, для того чтобы на дорожке, по которой вприпрыжку бежала моя девочка, не встречалось кочек и камней, о которые она могла споткнуться в свои юные годы.

Сам тот факт, что я ограничивала её свободу, казался мне неправдоподобным, поскольку я всегда была убеждена в правильности своего воспитания и я думала, что оно способствует тому, чтобы дочь добивалась своих целей и, в конце концов, стала независимым человеком. Вместо этого она добивалась целей, которые зарождались в моём воображении, и её независимость базировалась исключительно на моём влиянии!

Хотя я сумела убедить себя в том, что я оберегаю её от всех тех опасностей и рисков, которые несёт с собой внешний мир, на самом же деле я сдерживала её и не давала развиваться самостоятельности.

Я бесконечно поддерживала всё, что делала моя дочь: я укрепляла её уверенность в себе, баловала, без конца суетилась вокруг неё, придавала огромное значение её безопасности и безостановочно переживала за неё. Однако всё это скорее парализовало её, а не делало способной к действию.

Это бесконечное беспокойство вокруг ребёнка привело к тому, что её самооценка оказалась заниженной, она не умела правильно выстраивать отношения с окружающими и постоянно искала одобрения с моей стороны. Она одарённый человек, но моя чрезмерная опека над ней привела к тому, что она потеряла мотивацию. Каждый раз она обращалась ко мне, для того чтобы я придала ей сил, уверенности в себе, и это должно было происходить постоянно.

В своих намерениях я хотела вырастить ребёнка с открытым восприятием мира, смелого, бесстрашного, но более всего я хотела, чтобы она научилась извлекать уроки из своих ошибок. Однако страх и паника затмили мои глаза, я начала подстраховывать её со всех сторон, чтобы она ни в коем случае не расстроилась или не испытала какие-то неприятные ощущения. А это означает, что я ограждала её от реальности, она пребывала под действием иллюзий, которые я методично выстраивала для неё.

Я принимала на себя слишком большую ответственность за благополучие своего ребёнка, не оставляя никакой возможности ей самой стать ответственной за себя.

По мере того, как мой ребёнок проходил разные этапы в жизни, я тоже должна была менять стратегию своего родительского поведения, для того чтобы соответствовать её постоянно меняющимся потребностям. Сейчас, когда я оглядываюсь назад, я чётко вижу, что со временем я развила страх, который не позволял мне отпустить её от себя. Я настолько привыкла к тому, что постоянно опекала её, что эта опека в итоге приняла гротескные формы. Хотя мной и руководило естественное желание оградить её от всякого зла, всё же мои благие намерения приносили ей только вред.

Я начала замечать, что ей с трудом удавалось принимать решения за себя, она избегала конфронтации и конфликтов, ей тяжело было справиться с расстройством и поражениями. Она не могла распознать границы здоровых отношений, потому что эти границы я уже заранее выстроила для неё.

Как только я перестала излишне вмешиваться в её жизнь, она поняла, что не обязана на всё получать моё разрешение и спрашивать совета, поскольку она и сама могла разобраться в происходящем после должного самостоятельного рассмотрения и изучения ситуации.

Поначалу мне тяжело было найти равновесие и понять, где нужно провести грань, но, как только я поняла, что-то, что она до этого момента узнала о жизни, поможет ей справиться с возникающими проблемами, я научилась верить в неё и в то, что она сумеет отыскать правильное решение.

Никто из нас не получил в свои руки абсолютный контроль и власть, вместо этого мы вместе обсуждали возникающие вопросы и приходили к обоюдно приемлемым решениям. При условии, что она не подвергала себя опасности, она получала полное право распоряжаться своими решениями, что помогло обрести ей жизненно важные навыки и научило её осознавать последствия своих действий или бездействия.

Я всегда была рядом, для того чтобы что-то ей подсказать, вместо того чтобы сразу вмешиваться в гущу событий и решать её проблемы. Я давала ей возможность разрешить их самостоятельно, а если ей нужна была помощь с моей стороны, то мы подробно обсуждали ситуацию, чтобы она могла разобраться, с чем имеет дело, и самостоятельно преодолеть возникающие затруднения.

Я бесконечно одёргивала себя и отступала назад, чтобы перестать тянуть своего ребёнка за собой и формировать её жизнь по своим лекалам. И я начала замечать, как раскрывается её индивидуальность, как она с удовольствием приступает к выполнению своих новых обязанностей.

Моя дочь сразу же превратилась в любознательного, умного, счастливого и спокойного ребёнка, который с наслаждением обнаруживал свои бесконечные возможности, а они не замедлили тот час же проявиться, стоило мне закрыть доступ к своему беспричинному страху.

Моей дочери сейчас 22, многое с тех пор изменилось, но я по-прежнему бесконечно беспокоюсь о ней. Я думаю, это чувство меня, как родителя, никогда не покинет. Но я не смогут быть всё время рядом с ней, чтобы поднимать её, когда она будет падать, да и с возрастом это мне будет делать тяжелее как эмоционально, так и физически.

Я думаю, что это один из самых сложных уроков, которые родителям нужно вынести из отношений со своими детьми. Неважно, сколько им лет, будь они даже взрослыми мужчинами и женщинами, в глазах своих родителей они навсегда останутся детьми. А нам не остаётся другого выбора, как только научиться доверять им и отпускать их от себя.