Никому не завидовала и дожила до 94 лет. Драматичная судьба актрисы Ирины Карташевой с дворянскими корнями

Анастасия Панкратова,
редакция Femmie

Семью актрисы репрессировали из-за дворянского происхождения, а ее, по словам Карташевой «чудом упустили».

«Омут»/ Студия «Панорама»

Актриса Ирина Карташева пережила расстрел отца, ссылку матери и войну. Она проработала в театре им. Моссовета целых 70 лет. Коллегами Карташевой по сцене были Юрий Завадский, Николай Мордвинов, Фаина Раневская, Любовь Орлова и другие звезды. Расскажем, как сложилась непростая судьба этой знаменитой актрисы.

«Нашу семью уничтожили лишь за то, что родители были из дворянского рода»

Ирина Карташева на сцене Театра им. Моссовета/из архива театра

Детство будущей актрисы было совершенно безоблачным: обеспеченный дом, любящие родители и вагановская балетная школа.

«У меня было замечательное петербуржское детство с замечательными родителями. Я была единственным, избалованным ребенком. Начало моей жизни было очень счастливым: Петербург, балетная школа. Хотя не думаю, что из меня вышла бы балерина. Природа у меня не балетная».

Казалось, так будет всегда. Но в 1934 году, после убийства Кирова, к родителям Ирины пришли с обыском. Скорее всего, причиной было дворянское происхождение семьи, о котором сама актриса знала немногое:

«У нас дома об этом никогда не говорили. И знаю я, к сожалению, очень мало. Дед со стороны отца был предводителем дворянства в Воронежской губернии. Предки по маминой линии — выходцы из Польши и Чехии. Из всех семейных реликвий у меня сохранились только два портрета моих предков того времени».

Отца, Павла Карташева, забрали в тот же день. Он был главным экономистом ГИПРОМЕЗа, его объявили «врагом народа» и отправили строить Магнитку. Позднее отца расстреляли, не сообщив родственникам. Ирина все хлопотала, став актрисой, писала письма, ходила по кабинетам, встречалась даже с руководителем советского КГБ Иваном Серовым.

«Мне Константин Симонов как-то сказал: «Перестань хлопотать, неужели ты не понимаешь, что 10 лет без права переписки — это означает расстрел»».

Мать с дочерью отправили в ссылку. В 1940 году Ирине удалось вернуться в Ленинград и поступить в Ленинградский театральный институт.

«Удивительно, но по мне машина репрессий не прокатилась, родителей моих в муку смолола, а меня не тронула. Я перед самой войной умудрилась поступить в Ленинградский театральный институт. Чудом пропустили, проглядели дочку «врага народа»».

На первом курсе института Ирина Карташева познакомилась со своим будущем мужем, но вскоре он ушел на фронт:

«На первом курсе у нас возник роман с будущим мужем Мишей Погоржельским, но тут началась война: он сразу ушел на фронт, а меня мобилизовали рыть окопы. Мне казалось, что жизнь кончена, и ничего уже не будет…»

Она покинула Ленинград 8 сентября 1941 года последним поездом: на следующий день началась бомбежка, загорелись Бадаевские склады, и город оказался в блокаде.

«Простите, девочка… Война…»

«Конец «Черных рыцарей»»/Центральное телевидение

Ирина уехала к маме в Саранск, устроилась в военный госпиталь письмоносицей.

«я была самым любимым человеком у раненых, вы не представляете, как они меня ждали с весточками из дома».

К тому же ее первая группа крови подходила почти всем раненым. И Карташева стала донором.

В Саранске впервые вышла на сцену в составе самодеятельности, играли спектакль «Двенадцатая ночь»:

«Мне дали белый парик, я не знала, как его надеть, сидела перед зеркалом и плакала».

В 1943-м в составе артистов Саранского театра Ирина ездила по фронтам с концертами, попала на Курскую дугу. Для солдат такие концерты были единственной возможностью отвлечься от царящего вокруг ада. После выступления накрыли стол:

«Вдруг ко мне подходит адъютант командира десантного полка и говорит: «Ирина, Леонид Иванович хочет с вами поговорить». Я шаг отступила от стола и оказалась в кромешной тьме. Мне закрывают широкой ладонью рот и передают на руки Леониду Ивановичу. Он, двухметровый медведь, схватил меня как перышко и понес в лес, я пикнуть не могла. Спасло только то, что он споткнулся о корень дерева, упал, а я с диким криком вывалилась из его лапищ».

Испуганная Ирина побежала к своим, заставила всех собираться, застолье быстро свернулось — все поняли, что произошло.

«Мы спешно уехали, попали в жуткую бомбежку, чудом остались живы, ночевали в деревенской хате. в 6 часов утра — стук в окно. встаю, выхожу на крыльцо. Стоит Леонид Иванович с большущим букетом кленовых листьев. Дает мне эту охапку и говорит: „Простите, девочка… Это все война…“. Целует мне руку и уезжает».

В том же 1943-м году Ирина получила вызов из института, остатки которого были эвакуированы в Томск. Она поехала туда, но в Новосибирске, где находился Александринский театр, ей предложили поработать в составе молодежной студии.

«Александринка тогда была в эвакуации в Новосибирске, худрук мне сказал, что я от природы готовая драматическая актриса. Я спорить с ним не стала и осталась в Александринском театре. Так что я актриса без профессионального образования».

 «Да, бывает театр без подлости! Поверьте мне, бывает»

«Фрэнсис Дрейк»/Центральное телевидение СССР

В Ленинград Ирина Карташева вернулась в начале 1944-го. Появилось ощущение, что война идет к концу. Многие родственники погибли в блокаду. Она продолжала работать в театре и постоянно ездила в Москву просить за маму, чтобы той разрешили жить в Ленинграде.

От знакомого Ирина услышала, что Завадский ищет актрису на роль Дездемоны, решила зайти, попробоваться. Впоследствии Карташева стала одной из ведущих актрис театра имени Моссовета.

«Сколько живу, буду вспоминать добрым словом Юрия Завадского — именно благодаря его содействию маме, наконец, разрешили поселиться у меня в Москве».

Конечно, за 70 лет работы ролей было немало, «культовых» спектаклей можно назвать по меньшей мере три: «Отелло» (роль Дездемоны, дебют), «Маскарад» (роль баронессы Штраль) и «Петербургские сновидения» (роль Катерины Ивановны). Эти постановки шли подолгу, пользовались успехом у публики и ценились критиками.

Ее голосом говорят Марина Влади, Джина Лоллобриджида и Одри Хепберн

«Живой труп»/ Главная редакция литературно-драматических программ ЦТ

Ирина Карташева очень любила свою работу актрисы дубляжа:

«В 1950–1960 годы моим голосом с экрана говорили многие западные звезды того времени. Я продублировала больше 300 картин. Дубляж в те годы был искусством: чтобы голос идеально лег на изображение, актерам устраивали такие пробы, словно им предстоит находиться в кадре».

В поздние годы карьеры ее продолжали приглашать сниматься.

«я сейчас много снимаюсь в сериалах, грешница. В «Ефросинье», например, играю женщину, которая 60 лет живет в тайге».

Ирина Карташева была также ярой общественницей: член творческой Комиссии актеров московских театров при Союзе театральных деятелей России, член правления Центрального дома актера и Центрального дома работников искусств. Она много работала с молодежью, участвовала в концертах, благотворительных акциях.

С первой любовью встретилась случайно и уже никогда не расставалась

«Ефросинья»/ «Мостелефильм» по заказу телеканала «Россия 1»

С «мальчиком с первого курса», Михаилом Погоржельским, Ирина Карташева встретилась незадолго до своего отъезда в Москву. После тяжелого ранения в 1942 году он был списан с фронта, а в мае 1944 года они вместе возвращались в Ленинград одним из первых эшелонов.

Когда их пути пересеклись через пять лет на гастролях Театра Моссовета, оба уже были семейными людьми. В Доме работников искусств проходила встреча ленинградских и московских артистов. Ирина и Михаил почувствовали, что всю жизнь любили друг друга. Михаил Погоржельский переехал в Москву, начал служить в театре им. Моссовета, они с Ириной поженились.

«Мой муж был удивительно спокойным, справедливым и несуетливым человеком. Его в театре все любили. Он был очень красивый мужчина, но я его никогда не ревновала, знала, что мой муж однолюб».

В 1951 году у них родился сын Дмитрий. Он отучился в спецшколе, окончил филфак МГУ, стал известным журналистом. В 90-е годы переехал в Германию, работал на телевидении.

«Больше всего на свете я боялась одиночества, я человек безмерно общественный. Но получилось так, что я осталась одна. Муж умер. Сын с семьей уже много лет живет в Германии. Он уже никогда не приедет жить сюда, а я никогда не смогу жить там. Мой внук, увы, по ментальности немец».

Ирина Карташева похоронила мужа в 1995 году. От горя спасала работа.

«Родители наградили меня легким характером, я способна радоваться каждому дню, каков бы он ни был. В день смерти мужа — Миша перед смертью долго болел — мне пришлось выйти на сцену и играть спектакль».

Актрисы не стало 14 мая 2017 года. Ей было 94 года. Сама она не раз говорила, что секрет ее долголетия — отсутствие зависти. Урна с прахом Ирины Карташевой захоронена на Ваганьковском кладбище рядом с мужем.

12
Присоединяйтесь к Femmie в Facebook