Unsplash
Ира выросла без отца, не зная о нем почти ничего, и поэтому еще с подросткового возраста чувствовала ту самую острую зависть к подругам, у которых были и мамы, и папы. Она старалась скрыть это чувство, но у нее всегда замирало дыхание и выступали слезы на глазах, когда она видела, как ее подружки купались в отцовской заботе и любви.

После череды неудавшихся романов, разочарований и долгих поисков в 30 лет Ира встретила того самого настоящего мужчину, который стал любовью всей ее жизни. Антон была таким, каким она представляла своего идеального избранника, будучи еще маленькой девочкой. Уверенный в себе, сильный, смелый, красивый, решительный. За ним Ира чувствовала себя как за каменной стеной, находясь в полнейшей защите и отгороженности от злого мира.

Чем ближе Ира узнавала Антона, чем ближе они становились друг другу, тем больше она врастала в этого человека. Она почти перестала общаться со всеми подругами, забросила свое хобби по гончарному мастерству, прекратила читать книги и практически не выделяла времени для себя. Теперь она жила жизнью Антона — она хотела дышать им, ощущать его рядом и быть уверенной, что он никуда не денется.

Когда Антон уезжал в командировку на несколько дней, Ира сходила с ума тоски. Она хотела проводить вместе все свободные минуты, знать все, о чем он думает, звонила каждые полчаса и заваливала горой сообщений, впадая в отчаяние, если Антон не отвечал в первые 10 минут.

Ее самооценка, уверенность и восприятие себя теперь полностью зависели от Антона. Она ловила каждый его взгляд, пыталась понять малейшее изменение его интонации, парила от счастья, когда он делал ей комплимент, и умирала от горя, когда они ругались. Одна только мысль о том, что Антон может ее бросить, вводила Иру в состояние стресса, а ее тело начинало дрожать. Ира любила Антона больной зависимой любовью, восполняя тем самым отсутствие отцовского внимания в детстве. Но все это ей еще только предстояло осознать.

В их отношениях с Антоном было все как у всех — ругались, мирились, несколько лет жили вместе, планировали совместное будущее. Они даже собирались пожениться, Антон сделал Ире предложение и подарил заветное колечко. Мешало только одно большое «но»: ее одержимость своим мужчиной. Дело доходило до полнейшего маразма, когда Ира падала на колени и умоляла остаться с ней, если Антон собирался провести вечер в компании друзей.

Антон не выдержал. За полтора месяца до свадьбы он ушел от Иры. Не смог больше нести на себе груз ответственности за жизнь, благополучие и счастье другого человека. Слишком давили Ирины слезы, страхи, истерики, несамостоятельность и больная привязанность к нему. Сказал ей обо всем честно, ничего не скрывая, но та, конечно, не смогла его понять.

Почти 2 месяца после ухода Антона Ира не жила, а существовала — в слезах, забытье, успокоительных, миллионах вопросов и собственной боли. Понимая, что больше так продолжаться не может, и она летит в глубокую пропасть, от отчаяния женщина записалась на прием к психологу.

И только начав психотерапию и погрузившись в себя, Ира, наконец, начала осознавать свою проблему и вести борьбу с разрушительной любовью. Хотя назвать те чувства любовь у женщины теперь язык не поворачивался. Она словно увидела себя со стороны: дрожащую от одной мысли остаться без мужчины, цепляющуюся за него. Понадобилось много времени, терпения, страданий, осознания и принятия себя, что выйти на путь исцеления и начать трансформацию. Но Ира справилась.

По прошествии года, когда Ира смогла разобраться в себе и, наконец, измениться, начав абсолютно новую жизнь, она случайно пересеклась с Антоном. Тот был одинок, подавлен и совсем не рад жизни. Спросив, как дела друг у друга, бывшие возлюбленные разошлись по своим делам.

Уже поздно вечером, лежа в постели, Ира получила от Антона короткое сообщение: «Может, начнем все сначала? Мне кажется, у нас получится». Глубоко вздохнув и немного подумав, Ира ответила: «Нет, Антон, между нами все кончено». Отправив ответ, она повернулась на бок, закрыла глаза и точно знала, что теперь она свободна — от Антона, прошлых отношений и своей любовной зависимости, которая ее разрушала изнутри столько лет.