Pexels

Эту историю мне рассказала моя подруга, а ей в свою очередь ее подруга, а ей еще очередная подруга… В общем, не знаю, что здесь правда, а что ложь, но история такова.

Жила-была одна девушка-провинциалка по имени Соня. Несколько лет назад она приехала учиться в столицу из далекого городка на Урале. Соня знала, что в жизни ей никто не поможет, и всего придется добиваться самой, поэтому была очень хваткая, расчетливая и прогадывающая все на несколько шагов вперед. Соня не так давно закончила университет, нашла работу в банке и, вцепившись в нее мертвой хваткой, семимильными шагами продвигалась по карьерной лестнице, не гнушаясь идти по головам коллег.

У Сони был мужчина Антон. Такой себе мужчина — ни хороший, ни плохой, ни рыба, ни мясо, работал строителем, делал ремонты. Деньгами большими не ворочал, жилье в Москве не имел, поэтому влюбленные вынуждены были снимать однушку в спальном районе. Соня же спала и видела собственную квартиру, но, прикинув в голове некоторые расчеты, поняла, что ипотеку придется выплачивать долго и тяжело, поэтому срочно надо найти того, кто поможет им купить квартиру.

Мама Антона жила в небольшом городке в Подмосковье, и вот тут то Соня про нее и вспомнила — может она пожалеет любимого сынка, продаст свое имущество или даст денег на собственную жилплощадь? Соня срочно затребовала ехать знакомиться с мамой, и в ближайшую субботу Антон повез ее на родину на своей старенькой раздолбаной иномарке.

Мама Антона оказалась женщиной простой, душевной, искренне обрадовалась сыну и его новой девушке, накормила, обняла и даже показала детские фотографии своего чада. Соня же украдкой осматривала трехкомнатную квартиру, прикидывала, за сколько можно ее продать вместе с мебелью и имуществом, и тихонько потирала руки, радуясь, что первоначальный взнос на ипотеку уж точно есть.

В разгар просмотра семейного фотоальбома, в замке повернулся ключ, и в квартиру вошла необъятных размеров бабища с девочкой лет семи. «Папа!», — девочка бросилась к Антону и повисла у него на шее. Бабища же мрачно кивнула в их сторону и бросила: «Когда деньги за этот месяц переведешь? Дочь в первый класс собирать надо». Соня только и смогла безмолвно раскрыть рот, а мама Антона объяснила: «Это Люда, гражданская жена Антона. Но они вместе уже год не живут, все собачатся. Ей идти некуда, вот я и оставила их с внучкой у себя». Соня только беззвучно выдохнула и прикрыла глаза.

История это закончилась, разумеется, громким расставанием, обвинениями и слезами. Причем плакала от обиды и досады Соня, а Антон обзывал ей расчетливой меркантильной дурой. Так и разошлись, он остался со своей бывшей гражданской женой и алиментами, а Соня с мечтами о квартире и раздумьями, кого бы еще развести на деньги.