Печальная судьба Ефима Копеляна — великого артиста, голосом которого «думал» Штирлиц

Ольга Касьянова,
редакция Femmie

За работу в фильме "17 мгновений весны" Ефима Захаровича Копеляна иногда называли "Ефимом Закадровичем"

К/ф «Неуловимые мстители» / Мосфильм

Фильмография Народного артиста СССР Ефима Копеляна насчитывает более 90 ролей — и главных, и второстепенных, и совсем крошечных эпизодов. Но большинство зрителей, как это ни странно, помнят этого артиста по фильму «17 мгновений весны», в котором он не снимался, а только читал закадровый текст. Ведь это именно его неподражаемым бархатным голосом «думает» в фильме Штирлиц.

В конце 60-х-начале 70-х Копелян был настолько загружен работой, что месяцами ночевал в поезде, мотаясь из Ленинграда (где играл в театре) на съемки в Москву и обратно. И сердце артиста не выдержало. В марте 1975 года, всего через 3 года после выхода «17 мгновений», Ефим Захарович скончался от обширного инфаркта.

Копелян был практически утвержден на роль, когда выяснилось, что он не армянин, а еврей

Несмотря на явно армянскую фамилию, Ефим Копелян к Армении не имел никакого отношения. Он появился на свет 12 апреля 1912 года в белорусском городе Речице в состоятельной еврейской семье. Отец будущего народного артиста занимался лесозаготовками. А дед по материнской линии и вовсе был промышленником: ему принадлежал большой лесопильный завод, поставлявший древесину на нужды военного ведомства.

Как рассказывал сам актер, когда-то его предки носили фамилию Каплан, которая со временем по непонятным причинам трансформировалась сначала в Капелян, а потом и в Копелян. Кстати, пресловутое окончание –ян нередко становилось причиной недоразумений в жизни артиста.

Например, в 1957 году на киностудии Арменфильм возникла мысль снять фильм-трилогию о жизни известного армянского революционера Камо (Тер-Петросяна). Узнав об этом, руководство республики выдвинуло требование — играть Камо должен только армянин. Поэтому режиссеры и пригласили… Ефима Копеляна.

Ничего не подозревающий актер прибыл в Ереван и успешно прошел пробы. И был практически утвержден на роль, когда внезапно выяснилось, что он никакой не армянин, а еврей. И руководство студии, выразив огромное сожаление, отказало Копеляну.

После двух-трех спектаклей Копелян понял, что его призвание — не архитектура

Между прочим, становиться артистом Копелян вовсе не собирался. У него еще в детстве обнаружились довольно неплохие способности к рисованию. Поэтому, приехав в 1929 году в Ленинград, Ефим поступил в Институт изобразительного искусства на архитектурный факультет.

А поскольку денег у новоиспеченного студента катастрофически не хватало, он устроился в массовку в Большой драматический театр. По воспоминаниям Копеляна, уже после двух-трех спектаклей он понял, что его призвание не архитектура, а театральная сцена.

Недолго думая, Ефим ушел из института и поступил в актерскую студию при БДТ. А закончив ее в 1935 году, остался в родном театре. И прослужил в нем 40 лет, до самой смерти.

«Так мы и жили: он — в армии, я — на флоте»

Как-то, лет через пять, проходя по коридору театра, Ефим столкнулся с очаровательной молодой девушкой. Копелян, как лихой гусар, тут же подкрутил ус. В ответ незнакомка, не растерявшись, намотала на пальчик свой локон.

Фото из личного архива Людмилы Макаровой

Вскоре Ефим узнал, что девушку зовут Людочка Макарова и она только-только поступила учиться к ним в студию. Несмотря на разницу в возрасте (Копеляну было 29 лет, а Макаровой всего 19), между молодыми людьми пробежала искра и вспыхнул роман.

В мае 1941 года они стали мужем и женой. А еще через месяц началась война.

«Фима пошел в ополчение, а меня пригласили в Театр Балтийского флота. Мы выступали на флоте, причем не только на кораблях, но и на подводных лодках. Но куда бы я ни поехала, меня везде находили письма мужа — трогательные и смешные! Мы долгое время так и жили: он — в армии, я — на флоте», — вспоминала Людмила Макарова.

После блокады, БДТ одним из первых вернулся в Ленинград, и разъехавшиеся по фронтовым бригадам артисты стали потихоньку собираться под родную крышу. Возвратились и Копелян с Макаровой.

С Людмилой Макаровой в спектакле «Пять вечеров», 1959 год / БДТ

 

Копеляна в театре называли «наш Жан Габен»

И до войны, и первое десятилетие после нее у Копеляна ролей в театре было не так уж много. Но все резко изменилось, когда в 1956 году коллектив возглавил новый режиссер Георгий Товстоногов.  Он сразу же понял, что Копелян — артист большого дарования и недюжинных способностей и стал специально под него ставить спектакли.

«Меня сделал Товстоногов. До сорока моих лет считалось, что у меня нет ни внешности, ни голоса, ни темперамента. И вдруг все это откуда-то нашлось», — говорил Копелян.

В «дотовстоноговский период» Копеляну в театре доставались в основном второстепенные роли злодеев, мошенников и тому подобных «темных» личностей. Теперь же он сходу сыграл главную роль в спектакле «Синьор Марио пишет комедию». А следом — тоже главную роль Ильина в знаменитой товстоноговской постановке «Пять вечеров» по пьесе Александра Володина.

После этих спектаклей, с легкой руки Товстоногова, за Копеляном в театре закрепилось прозвище «наш Жан Габен».

«Не могу могу сказать, что все сыгранное в кино доставило мне удовольствие»

Первый раз в кино Ефим Копелян снялся еще в 1932 году. Да и потом, с начала 40-х и до середины 60-х довольно часто мелькал на экране. Но именно мелькал, потому что большая часть сыгранных им ролей даже не нашла отображения в титрах. А все остальные были только небольшими эпизодами.

Более-менее заметными ролями того периода стали фельдфебель Сусликов в «Балтийской славе», коммивояжер в «713 просит посадку», Прехтель в «Сон», Налбандов в «Время вперед».

К/ф «Балтийская слава»»» / Ленфильм
К/ф «Сон» / Киностудия имени А. Довженко

«Не могу сказать, что все сыгранное в кино доставило мне удовольствие. Скорее наоборот», — говорил сам актер. 

Но также, как и в театре, в кино Копелян тоже дождался своего звездного часа. Это случилось в 1965 году, когда режиссер Эдмонд Кеосаян пригласил Ефима Захаровича на роль атамана Бурнаша в фильм «Неуловимые мстители».

«Вот это и есть всенародная любовь»

Несмотря на то, что по сценарию Бурнаш был ярым врагом советской власти, а значит персонажем отрицательным, этот герой запомнился и полюбился зрителям. По рассказам Людмилы Макаровой, после премьеры фильма, они с Ефимом не могли спокойно выйти из дома — соседские ребятишки бежали следом и орали во всю мочь: «Бурнаш», «Бурнаш идет».

К/ф «Неуловимые мстители» / Мосфильм

Вспоминала Людмила Иосифовна и еще один интересный случай. Однажды они с Копеляном ехали на машине и остановились на красный свет. В это время по пешеходному переходу прямо перед ними проходила беременная женщина с мужем. Увидев через стекло Ефима Захаровича, она стала дергать супруга за рукав и кричать:

«Ой, смотри. Бурнаш за рулем сидит».

 На что мужчина, не поднимая глаз, невозмутимо ответил:

 «Ну и черт с ним, пусть сидит».

Услышав их диалог, Копелян засмеялся и сказал: «Вот это и есть всенародная любовь».

«С годами Фима становился все красивее и красивее»

После «Неуловимых мстителей» карьера Копеляна в кино резко пошла в гору. Тем не менее, сам артист роль Бурнаша считал удачной, но рядовой. И гораздо более интересной называл роль купца и мецената Саввы Морозова в вышедшей через год картине «Николай Бауман».

«С годами Фима становился все красивее и красивее — как говорят в народе, заматерел. Ему очень шла седина. Конечно, кино не могло пройти мимо такого мужчины. Ему стали предлагать роли купцов, промышленников, помещиков и других значительных личностей», — говорила Людмила Макарова.

К/ф «Николай Бауман» / Мосфильм

Роль Саввы Морозова принесла Копеляну не только успех у зрителей, но и заслуженную награду. На Всесоюзном кинофестивале 1968 года он получил приз за лучшую мужскую роль второго плана.

«В самой жизни он был поразительно цельным человеком»

Вторая половина 60-х-начало 70-х — расцвет кинематографической карьеры Ефима Копеляна: без малейшего перерыва он переходит с одной съемочной площадки на другую. А бывали периоды, когда ему приходилось сниматься в двух и даже трех картинах одновременно.

«Интервенция», «Судьба резидента», «Опасные гастроли», «Даурия», «Преступление и наказание», «Новые приключения неуловимых», «Корона Российской империи», «Свеаборг» — все эти фильмы с участием Ефима Копеляна до сих пор пользуются популярностью у кинозрителей.

К/ф «Интервенция» / Ленфильм
К/ф «Свеаборг» /Мосфильм, Юлейсрадио (Финляндия)

Самое интересное, что, активно снимаясь в кино, Копелян не переставал быть ведущим артистом БДТ. За этот период он сыграл на сцене любимого театра 18 ролей, среди которых, Вершинин в «Трех сестрах» граф Вустер в «Короле Генрихе IV» по Шекспиру, Афанасий в «Прошлым летом в Чулимске» по пьесе Александра Вампилова, купец Микич Котрянц в «Хануме».

«В Копеляне была крупность, значительность. В самой жизни он был поразительно цельным человеком. Его мало волновало, что о нем скажут, что подумают, к славе он относился спокойно, никогда не «гарцевал» и всякий раз саркастически усмехался в усы, замечая это в других», — говорил артист Владислав Стржельчик.

«Работать с ним было настоящим наслаждением»

Когда в начале 70-х режиссер Татьяна Лиознова приступала к работе над фильмом «17 мгновений весны», одну из главных ролей она предназначала Копеляну. Но в процессе работы над картиной что-то изменилось и Ефиму Захаровичу достался только закадровый текст. Кстати, сам артист нисколько не жалел, что так и не появился в кадре и вспоминал работу над «Мгновениями» с большой теплотой.

Ну а члены съемочной группы во главе с Татьяной Лиозновой были просто в восторге от общения с Копеляном.

«Работать с ним было настоящим наслаждением. Он приезжал и, хотя был только что с поезда, всегда успевал побриться и переодеться в белоснежную рубашку, ни разу не изменил себе. Мы стали соратниками. Его голос звучит так, будто он знает больше, чем говорит…», — вспоминала Лиознова.

Кстати, именно тогда у Копеляна появилось новое прозвище — Ефим Закадрович.

Через год после выхода «17 мгновений весны» Ефим Копелян был удостоен звания Народный артист СССР. А в 1976 году за чтение авторского текста за кадром ему присудили Государственную премию РСФСР имени братьев Васильевых. Правда, получить эту награду Копелян не смог — его уже больше года не было в живых.

«Я до сорока лет в театре за кулисами в домино играл»

Когда Копеляна спрашивали, как он успевает одновременно сниматься в нескольких картинах и играть в театре, артист с улыбкой отвечал:

«Я до сорока лет в театре за кулисами в домино играл и никому не был нужен. Отдыхал. А теперь наверстываю упущенное».

И действительно, поезд «Красная стрела» Москва-Ленинград стал для Ефима Захаровича вторым домом. Мотаясь из одного города в другой, он месяцами ночевал в вагоне.

В последние три года своей жизни Копелян снялся в 15 (!) картинах — «Соломенная шляпка», «Старая крепость», «Повесть о человеческом сердце», «Открытая книга» и многих других.

К/ф «Старая крепость» / Киностудия им. А.Довженко

 

К/ф «Соломенная шляпка» / Ленфильм

 «Я очень за него переживала, все время просила отдохнуть, но Фима только отшучивался: «Артиста, как волка, ноги кормят. Пока зовут, надо работать», — признавалась Людмила Макарова.

«Такая работа на износ, как у него, выше человеческих сил»

Последняя роль, которую сыграл Ефим Копелян в кино — кулак Михаил Лукич Кафтанов в киноэпопее «Вечный зов».

С Николаем Михеевым в к/ф «Вечный зов» / Мосфильм

«Сейчас я понимаю, что такая работа на износ, как у него, выше человеческих сил. Бывало, вечером после спектакля он прилетал к нам на самолете, ночью снимался, а утром снова улетал, чтобы успеть на репетицию в театре. Не удивительно, что в результате подорвал свое здоровье», — вспоминал один из режиссеров «Вечного зова» Владимир Краснопольский.

Однажды Копелян не прилетел на съемки. Позвонив в Ленинград, режиссер узнал, что сердце артиста не выдержало нагрузки — инфаркт. Но через время пришла радостная новость — Копелян пошел на поправку.

И действительно, вскоре Ефима Захаровича выписали из больницы и отправили в санаторий под Ленинградом на реабилитацию.

«Я глянула на Стржельчика. И я все поняла…»

6 марта 1975 года Людмила Иосифовна, как обычно, навестила мужа и заметила, что он не очень важно выглядит. Она стала уговаривать Ефима Захаровича вернуться в Ленинград, но тот отмахнулся:

«До конца лечения немножко осталось, я доживу здесь, сейчас пообедаю, отдохну».

В 3 часа дня Макарова уехала, пока добралась домой, прошло еще три часа. У своего подъезда она увидела почти всю труппу БДТ.

«Я глянула на Стржельчика. Он стоял молча, весь какой-то… И я все поняла…», — вспоминала Людмила.

Как потом выяснилось, после ухода жены Копеляну стало плохо, и он обратился к врачам. Но помочь артисту было некому — весь персонал санатория отправился отмечать 8 Марта. А дежурной, как нарочно, оказалась врач ЛФК, которая, само-собой, ничего не могла сделать.

Когда приехала «неотложка» из Ленинграда было уже поздно. Ефим Захарович Копелян скончался от второго обширного инфаркта. Народному артисту СССР было всего 62 года.

87
3
Присоединяйтесь к Femmie в Facebook