Shutterstock
Когда-то я не понимала, что любить человека можно по-разному — и так же по-разному можно вместе с кем-то преодолевать жизненные трудности.

Для многих из нас брак — это своеобразная веха в отношениях: если мы не можем представить себе кого-то своим супругом, то у нас как у пары нет будущего.

Но как насчет чего-то такого, что выходит за рамки брака?

Любовь — настолько сложная штука, что иногда единственная мысль, которая приходит к нам в голову, когда мы глядим в чьи-то глаза, заключается в том, что мы представляем себе, как встречаем старость с этим человеком.

Так как в наших поисках подходящего человека мы приобретаем новый опыт, мы понемногу начинаем понимать, что великолепие белого свадебного платья не должно заслонять от нас главных факторов, определяющих нашу будущую совместную жизнь с «человеком навсегда».

Раньше я не верила в понятие «навсегда». Какое-то время после развода я старалась не употреблять это слово. Я была настроена скептически из-за прошлого, ранившего мою душу, и не понимала, что это страх мешает мне избавиться от моих ран.

Тем не менее, независимо от того, суждено ли мне на самом деле прожить с одним и тем же человеком всю жизнь, я действительно верю в то, что есть такие отношения (и такая любовь!), которые действительно могут длиться вечно.

Однако реальность такова, что иногда мы находим «навсегда» в самых неожиданных местах.

В моей жизни было два раза, когда я думала: «Я собираюсь выйти замуж за этого человека», когда он держал меня в объятиях. Первый раз завершился разводом, а второй так и не дошел до своего воплощения — к моему большому счастью. Как я теперь понимаю задним числом, эти люди, с которыми я видела себя в браке, были лишь теми, кто мог вписаться в мою жизнь.

Они были людьми, которые дополняли мою идеальную картину мира и делали ее приемлемой для моих близких. Но ни о ком из них я не думала как о человеке, с которым можно жить бок о бок до конца своих дней. Я никогда не задумывалась о том, как будет выглядеть наша жизнь, когда мы станем старше, и никогда не задумывалась о том, что с нами самими произойдет десятилетия спустя.

Они были людьми, фантазии о которых заканчивались моей фотографией в подвенечном платье, но они не были теми людьми, с кем я могла бы счастливо жить долгие годы.

Тем не менее, я тогда думала, что это всё так и должно быть, и если я могу представить кого-то рядом с собой у алтаря, то нам судьбой назначено быть вместе.

Но все мои представления рухнули в тот момент, когда я на смотрела на мужчину рядом с собой и не замечала его юношеской чувственности, но зато видела его как наяву более старшим по возрасту, седоватым, с небольшими морщинками вокруг глаз — такими, которые возникают от доброго смеха.

Я поняла, что этот человек уничтожил все мои иллюзии насчет отношений и вместо этого подарил мне совершенно новый набор критериев, с помощью которых я могла бы изучать любовь.

Неожиданно для меня оказалось, что изучение любви и возможности создания соотношений не связано с браком как таковым — изучать надо моменты обычного совместного времяпрепровождения.

У этого изучения не было ни конечной точки, ни цели, которой надо было достигнуть: были только мы с моим избранником, и еще было чувство, что мне всей жизни не хватит, чтобы воспринять этого человека в полной мере.

По мере того, как я смотрела на него, мне становилось ясно, что в летнем воздухе вокруг нас витает нечто особенное, и это нечто, скорее всего, и есть та любовь, которая в этой жизни может встретиться только раз.

Я поняла, что он особенный и что такая связь, которая возникла между нами, никогда не сможет возникнуть между другими.

Дело в том, что, когда мы встречаем кого-то, кто будет нашей поддержкой и опорой долгие годы, независимо от того, что может случиться в дальнейшем, кого-то, с кем мы никогда не сможем нацеловаться, именно тогда мы понимаем, что есть нечто более важное, нежели обычное «Да».

Это наши слова «Я буду с тобой всегда»: сегодня, завтра — и всегда. Именно так.

Это не подразумевает, что иногда нам не везет и в конце концов мы так и не находим человека, вместе с которым мы можем прожить зиму своей жизни; это, скорее, означает то, что существует другой подход, который влияет на весь наш образ мышления, на всё наше восприятие взаимоотношений.

Если мы можем представить себе, как мы долго живем бок о бок с кем-то, понемногу уступая годам, если мы знаем, что через десять, двадцать или даже тридцать лет мы все равно будем пылать той же страстью к этому человеку, то не стоит давать определений и названий этой любви.

Стоит ли мне вступать в брак с человеком, с которым я могу представить себя в старости? Вполне возможно, если именно эту готовность мы оба ощущаем на данном этапе; но сам по себе брак в данном случае никогда не будет моей целью.

Независимо от того, скажу я «Да» в ответ на Тот Самый Вопрос или не скажу, мои сегодняшние чувства к нему все равно будут такими же и завтра — и даже годы спустя.

Я не беспокоюсь на его счет лишь потому, что он вписывается в мою картину безопасной и благополучной жизни; он не нужен мне лишь для того, чтобы моя жизнь выглядела для окружающих удавшейся на все сто. Он мне нужен в жизни именно потому, что он сводит меня с ума так, как никто другой.

Не было ни минуты, чтобы я не пожелала коснуться губами его губ; но я не сделаю ничего такого, чтобы подсказать ему удачный для себя вариант или показать ему его место в моей жизни.

Я не хочу, чтобы он присутствовал только в моих фантазиях о свадьбе; я хочу делить с ним свою жизнь.

И, возможно, только таким образом можно узнать, что он — твой «человек навсегда».