Unsplash
Подавляющее большинство женщин развод переживают крайне тяжело, особенно уже в зрелом возрасте, когда за плечами совсем не пара лет семейной жизни. Из-за этих переживаний женщинам сложно разглядеть свои перспективы в личной жизни после изменившегося статуса.

После 12 лет брака журналистка Трейси Браун Гамильтон и ее муж поняли, что превратились в «хороших друзей», которые изо всех сил пытаются сохранить брак.

Не имея детей, 37-летняя Браун Гамильтон и ее муж решили развестись. Автор сказала «Хаффингтон Пост»: «Спустя 6 месяцев после развода мы оба поняли, что счастливы, поскольку пошли на риск и приняли верное решение.»

Далее Браун Гамильтон подробнее рассказывает о неожиданном повороте событий после развода.

«Мы с бывшим мужем завершили наш брак за кружкой пива. Мы оба долго избегали этого решения, печалились, боялись, что из этого выйдет, а теперь испытывали облегчение.

Мне было 37 лет, жили мы в Харлеме, в Нидерландах. У нас не было детей — я не была уверена, хочу ли их. Но когда вы разводитесь в таком возрасте, сложно не думать, что виной всему отсутствие полноценной семьи.

После 12 лет того, что начиналось как романтическое приключение, а в итоге стало похоже на мультфильм «Том и Джерри», я подумала, что возможно была слишком эгоистична, чтобы быть хорошей супругой.

Я была одинокой впервые за долгое время, а мои возможности казались безграничными. Я могла пойти куда угодно и делать то, что мне хочется. Однако большую часть времени я проводила, сидя на балконе в одиночестве, пила вино и курила сигареты.

Мой друг — на самом деле, мой первый возлюбленный — тогда жил в Шанхае и предложил пожить в его квартире, пока он путешествует. Он отправил мне по почте ключи и я, делая все как в тумане, отправилась в Китай.

Я делала все возможное, чтобы быть открытой и авантюристической — что-то в духе «Ешь, молись, люби» — но спустя несколько дней я оказалась сидящей на балконе моего друга, пьющей вино и курящей сигареты.

Моим единственным озарением было то, что я хотела домой. Завершение брака не требовало полного пересмотра взглядов на жизнь, просто нужно было смириться с новыми обстоятельствами.

Я вернулась в Харлем и в первый день выхода на работу меня уволили. Весь день я провела в кровати, смотря в потолок и размышляя о том, действительно ли мне придется постоянно жить на чердаке у своей сестры.

Как у редактора английского языка в Нидерландах, возможности найти работу были ограничены. Мой друг, 50-летний ирландец, предложил связаться с бывшими коллегами в Штатах. К концу недели у меня было достаточно удаленной работы, чтобы оставаться на плаву. Я получила напоминания от друзей и бывших коллег о том, что я компетентная, способная и стойкая.

Мы с ирландцем начали встречаться, хотя изначально предполагались только совместные прогулки и эксперименты с готовкой. Мы вместе смотрели сериал «Рим» по телевизору, изучили и приняли внутреннее «я» друг друга.

У нас начались отношения. Было приятно чувствовать ответственность, быть частью команды. Через 6 месяцев я забеременела. Когда нашему сыну было 8 месяцев я поняла, что беременна вторым, а когда дочке исполнилось 8, то была в ожидании третьего.

Я развелась в 37 лет, а к 40 годам снова вышла замуж, начала карьеру журналистки и стала матерью троих детей. Развод позволил мне и бывшему мужу снова полюбить друг друга. Сейчас мы просто друзья и я ему благодарна за все.

Наш развод в 37 лет означал, что у меня было достаточно «прошлого» — как в профессиональном и семейном, так и в общем плане — чтобы крепко встать на ноги, но также достаточно «будущего», чтобы начать новую жизнь.