У Леонида Гайдая был свой «черный список» актеров. Кого и почему он не хотел снимать

Ольга Касьянова,
редакция Femmie

Однажды Наталья Варлей отказала Гайдаю, и режиссер затаил обиду.

Не секрет, что знаменитый комедийный режиссер Леонид Гайдай в жизни был довольно суровым, требовательным и, что самое главное, очень обидчивым человеком. Поэтому на съемочной площадке между ним и актерами часто возникали конфликты. Причем некоторых, особенно провинившихся исполнителей, Гайдай даже заносил в собственный «черный список».

«Подумаешь, режиссер, тоже мне Феллини!»

К/ф «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика» / Мосфильм

Конфликт Гайдая с Евгением Моргуновым произошел в разгар съемок картины «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика».

По сложившейся традиции, Леонид Иович часто устраивал просмотры отснятого материала в узком кругу. На один из таких сеансов Моргунов явился серьезно «подшофе» в сопровождении нескольких столь же нетрезвых девиц. Устроившись на заднем ряду, веселая компания принялась громко обсуждать происходящее на экране, перемежая слова хохотом и нецензурными выражениями.

Увидев, что поведение артиста раздражает Гайдая, ассистентка режиссера потихоньку сделала Моргунову замечание: мол, зачем вы привели посторонних, ведь знаете, что режиссер этого не любит.

И вдруг на весь зал прозвучал голос «зазвездившегося» актера:

 «Подумаешь, режиссер, тоже мне Феллини!»

Эта реплика Моргунова поставила точку на его работе у Гайдая. Правда, полностью отстранить артиста от работы в «Кавказской пленнице» Леонид не мог — все-таки большая часть фильма уже была отснята. Но отныне, по приказу Гайдая, Моргунова снимали только в крупных планах. Во всех же остальных эпизодах его заменял специально приглашенный дублер.

«Гайдай неожиданно попытался меня поцеловать»

К/ф «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика» / Мосфильм

Не заладились отношения у Гайдая и с молодой актрисой Натальей Варлей, исполнившей роль «комсомолки, спортсменки и просто красавицы» Нины. О том, что послужило причиной ссоры, Варлей рассказала только спустя полвека в своей книге «Канатоходка. Автобиография».

По словам Натальи, в один из вечеров съемочная группа отмечала в ресторане день рождения Александра Демьяненко. В конце праздника Гайдай вызвался проводить Варлей до гостиницы, тем более что жили они на одном этаже. Но в коридоре режиссер завернул не в собственную комнату, где жил со своей супругой Ниной Гребешковой, а пошел в номер за Натальей, где спокойно уселся в кресло.

Девушка растерялась и начала говорить что-то про день рождения Шурика и съемки. И вдруг дверь  резко распахнулась — на пороге стояла Гребешкова. Окинув мужа и Наталью гневным взглядом, Гребешкова тут же развернулась и вышла.

«Леонид Иович поднялся с кресла и пошел к выходу, я двинулась, чтобы закрыть за ним дверь. Но Гайдай неожиданно сам закрыл ее изнутри, повернулся и попытался меня поцеловать», — вспоминала Варлей.

Однако режиссер не учел, что имеет дело с циркачкой, а значит сильной и ловкой девушкой. Она не только увернулась от поцелуя, но сумела вытолкнуть Гайдая в коридор и запереть дверь на ключ.

На следующий день режиссер вел себя с актрисой, как ни в чем не бывало. А то, что он смертельно обиделся, Наталья поняла гораздо позже, когда узнала, что ее отстранили от озвучивания роли.

Голосом Варлей Нина произносит только одну фразу:

«Ошибки надо не признавать, их надо смывать кровью!».

Весь остальной текст за нее говорит актриса Надежда Румянцева.

После «Кавказской пленницы» Варлей снялась еще в одной картине Гайдая — «12 стульев», где сыграла студентку-вегетарианку Лизу Калачеву. И снова, как и в прошлый раз, ее дублировала Надежда Румянцева.

«Мне непонятно, почему Гайдай не дал мне озвучить свою героиню»

К/ф «Бриллиантовая рука» / Мосфильм

Судя по всему, «лишение права голоса» было у Гайдая любимым наказанием для строптивых актрис.

На съемках картины «Бриллиантовая рука» в немилости у знаменитого режиссера оказалась Светлана Светличная — исполнительница роли роковой блондинки Анны Сергеевны.

Как вспоминала Светличная, они с Гайдаем по-разному видели сцену соблазнения Семена Семеновича Горбункова. И Светлана сумела доказать, что ее версия более правильная и интересная.

И хотя Гайдай снял эпизод так, как предлагала актриса, он не простил ей самоуправства и отстранил от озвучивания.

Вот почему Анна Сергеевна говорит голосом актрисы Зои Толбузиной, которая, кстати, была старше Светланы на целых 18 лет.

«Мне до сих пор непонятно, почему Гайдай не дал мне озвучить свою героиню. Ведь я не была больна, не уезжала на съемки. Мне никто ничего не объяснил! Через некоторое время после съемок меня вызвал Гайдай и просто сообщил: твою роль я переозвучил», — вспоминала Светличная.

К удивлению Гайдая, случилось невероятное — Никулин сам отказался сниматься

К/ф «Бриллиантовая рука» / Мосфильм

Готовясь снимать фильм «Иван Васильевич меняет профессию», Гайдай заранее запланировал, что роли Ивана Грозного и Бунши будет играть Юрий Никулин.

Правда, некоторые руководители «Мосфильма» возражали: мол, если на управдома Никулин более-менее похож, то в роли царя, да еще Ивана Грозного, его очень трудно представить.

Но Гайдай решительно отстаивал свою точку зрения. По его словам, Никулин — это актер, который может сыграть кого угодно.

Как нарочно, в это время в журнале «Наука и жизнь» был напечатан скульптурный портрет-реконструкция Ивана Грозного, в котором заметно просматривалось сходство с Никулиным. Гайдай ликовал и всюду носил с собой журнал, как доказательство своей правоты.

И тут, к большому удивлению Гайдая, случилось невероятное — Юрий Никулин сам отказался сниматься в фильме. По официальной версии, артисту предстояли длительные зарубежные гастроли с цирком, не поехать на которые он не мог.

Через много лет вдова Гайдая, Нина Гребешкова, рассказала, что гастроли были только «отмазкой». На самом деле Никулин был уверен, что картину по произведению опального писателя Михаила Булгакова, цензура не пропустит и лента попадет на полку. А тратить время на съемки в заведомо обреченном фильме Никулин не хотел.

Отказ любимого артиста расстроил Гайдая. И, тем не менее, он сделал еще одну попытку и пригласил Никулина на роль папаши в комедию «Не может быть».

«Леонид Иович провел фотопробы Никулина, которые до сих пор хранятся в архивах «Мосфильма». Они получились очень удачными. Однако Никулин снова отказался», — рассказывала  Юлия Микитенко, шеф-редактор программы «Тайны нашего кино».

На этот раз Гайдай обиделся не на шутку. И роль папаши отдал другому своему любимчику — Георгию Вицину, который справился с ней просто блестяще.

Предательства Гайдай простить не мог

К/ф «Бриллиантовая рука» / Мосфильм

Отказавшись сниматься в «Иване Васильевиче», Никулин невольно «подложил свинью» своему коллеге Андрею Миронову.

Дело в том, что после «Бриллиантовой руки», где Миронов отлично смотрелся в паре с Анатолием Папановым, Гайдай задумал составить другой, не менее блестящий тандем — Миронов-Никулин.

Поэтому, планируя взять Юрия Никулина на роль царя, Миронову режиссер пообещал роль Жоржа Милославского. А когда Никулин отказался, заменил его Юрием Яковлевым, с которым у Миронова слаженного дуэта не получилось.

Зато самое выгодное впечатление на Леонида Иовича произвел Леонид Куравлев, сразу попавший в число любимчиков режиссера. Недаром он с завидным постоянством появлялся во всех последующих фильмах Гайдая, за исключением разве что «Спортлото-82».

Вполне возможно, что Миронов со временем тоже получил бы роль у Леонида Иовича, если бы вскоре не проштрафился — всего через пять лет после премьеры гайдаевских «12 стульев» на экраны вышла захаровская версия с Андреем Мироновым в роли Остапа Бендера. Такого предательства Гайдай простить не мог. Больше с Мироновым они на съемочной площадке не встречались.

«Когда я увидел фильм, мне стало плохо»

К/ф «12 стульев» / Мосфильм

Взаимной обидой закончилось сотрудничество знаменитого режиссера с артистом Арчилом Гомиашвили.

Как позже рассказывал Гомиашвили, Гайдай действительно был режиссером, прекрасно знающим законы комедийного жанра. Вместе с тем, Арчилу не нравилось, что по указанию Леонида из фильма были вырезаны многие сцены, в которых его герой Остап Бендер раскрывался с необычных сторон и выглядел более человечным.

По-видимому, темпераментный грузин Гомиашвили, не преминул высказать Гайдаю свое мнение о том, как нужно снимать комедии. За что и поплатился — Остапа Бендера озвучивал не он, а артист Юрий Саранцев.

«Когда я увидел фильм, мне стало плохо. После просмотра я сказал Гайдаю, что при всем желании сыграть эту роль, если бы я знал, что он сделает такой (здесь я привел несколько хорошо известных каждому русскому человеку терминов), я бы не снимался. Гайдай за словом в карман не полез: «Если бы я знал, что ты окажешься такой (и он тоже привел несколько известных каждому русскому терминов), я бы тебя не снимал»», — вспоминал Гомиашвили.

После этого Гайдай и Гомиашвили не общались целых пять лет. И только в 1976 году, перед показом по телевидению «12 стульев» Марка Захарова, Леонид Иович позвонил артисту со словами:

«Арчил Михайлович, сегодня по телевизору будут показывать уголовное преступление».

Гайдай назвал актеров негодяями

К/ф «Эти невероятные музыканты, или Новые сновидения Шурика» / Центральное телевидение

В 1977 году к 54-му дню рождения Леонида Гайдая режиссер Юрий Сааков задумал снять музыкальный фильм-поздравление под названием «Эти невероятные музыканты, или Новые сновидения Шурика». По сценарию, артисты, которые в разные годы снимались у Гайдая, должны были исполнять песни композитора Александра Зацепина.

Самое интересное, что практически все обиженные на Гайдая актеры (Варлей, Светличная, Моргунов, Гомиашвили) с удовольствием согласились принять участие в проекте. На экране они веселились и дурачились, как дети: шутили, разыгрывали сценки, танцевали, играли на музыкальных инструментах и, конечно же, пели. Причем, делали это не своими голосами ни капли не заботясь о том, чтобы попадать в фонограмму.

Правда среди участников киноконцерта не было Юрия Никулина и Андрея Миронова. Но им, как обычно, помешал плотный гастрольный график.

30 января 1977 года Гайдаю был торжественно преподнесен ролик с «Невероятными музыкантами».

По воспоминаниям очевидцев, Леонид Иович долго смеялся над картиной, а потом в шутку назвал ее создателей и актеров негодяями.

15
2
Присоединяйтесь к Femmie в Facebook