Shutterstock

У многих из нас уже взрослые дети, они больше не заисят от нас и хотят уйти от наших правил и идеалов. Они хотят бороться с тем, что считают злом в этом мире. Они горят желанием оставить свой след в мире.

Прямо как мы в их возрасте.

Однако, когда начинает появляться загадочная цифра 40, мы начинаем понимать, что в жизни есть ещё столько всего, кроме стирки, уборки и детских кружков. Всю свою взрослую жизнь мы потратили на то, чтобы отдать себя чему-то или кому-то. Сначала, это была учёба. Затем, наша первая работа. Затем появились муж и дети. Мы потратили столько времени и энергии на других, пытаясь как-то доказать пользу своего существования, что мы совершенно забыли о себе.

Когда я стала мамой второй раз, то читала статьи в журналах, призывающие заняться собой, пока ребенок спит. Я ещё помню, как смеялась над этими статьями и была уверена, что у авторов просто никогда не было своих детей. Когда мой ребенок спал, я занималась делами по дому. Гора посуды в раковине. Такие же горы грязного белья. Как один маленький человек может генерировать столько грязного белья до сих пор остается для меня загадкой!

Я даже и не думала о времени для себя. Мне нужно было столько всего успеть, пока мои малыши спали! И жизнь снова продолжалась, как только они получали свой заряд энергии.

Итак, мы всё время отдаём. Отдаём больше, чем осознаём это.

Проходит время, и внезапно исчезает гора посуды. Горы белья тоже становятся небольшими холмиками. Приготовление обеда на одного или двоих становится нашей новой реальностью. И мы осознаём, что мы отдавали себя всем, но только не себе.

Вот наступает волшебный момент, когда мы оглядываемся, а в квартире нет игрушек, которые нужно убрать на место и мы понимаем, что сейчас несём ответственность только за самих себя. И, возможно, те статьи, которые призывали нас найти время для себя, имели смысл? Потому что, кому мне сейчас отдавать себя?

Примерно в этом возрасте мы начинам смотреть внутрь себя. Мы начинаем задумываться, что нам интересно, какие у нас увлечения. Конечно, мы и раньше занимались чем-то, кроме семьи, но это было, скорее, чтобы не сойти с ума от домашней рутины.

Мы начинаем задавать себе вопросы: что я буду делать сейчас? И вот теперь, когда мы можем делать все, что захочется, не переживая о заботе о детях или приготовлении ужина для семьи, мы впадаем в ступор.

Кто я? Что меня волнует? Что заставляет меня улыбаться? Все эти вопросы становятся очень важными, и мы хотим найти на них ответы. В книжном магазине мы сразу же устремляемся в раздел книг по самопомощи. Мы записываемся на приём к личным консультантам или психотерапевтам. Мы начинаем затрагивать эти темы в разговоре с друзьями.

Иногда, то, что мы видим внутри себя, пугает нас. Никогда ещё у нас не было столь сильного желания узнать себя лучше. Некоторые начинают злиться за то, что позволили своим интересам сидеть внутри себя долгие годы. А кто-то понятия не имеет, что же их интересует.

Именно в этот период и начинается наше пробуждение.

Люди со стороны могут увидеть в таком поведении кризис среднего возраста, а не пробуждение. Мы и сами можем считать это кризисом.

Кризис — это нестабильная и даже опасная ситуация, и мы можем почувствовать себя неуверенными в мире, который, казалось бы, так хорошо знаем. Мы точно знаем, что уже изучили все правила, однако все меняется буквально за ночь. Мы пробуждаемся от своих же странных ощущений. Мы начинаем видеть в себе что-то глубокое и настоящее.

Когда я разводилась, мне все говорили, что у меня просто кризис среднего возраста. Всё будет хорошо, говорили мне. И они были правы, потому что я совершенно не чувствовала, что испытываю кризис. Я чувствовала себя живой и впервые за многие годы, свободной! Мне казалось, что я пробудтилась от глубокого сна. Я чувствовала, как во мне просыпаются желания и страсти, спавшие внутри меня. Теперь они просыпались и кричали, чтобы я их услышала.

Все это случилось в 40 лет. Так, может быть, 40 — это новые 20? Может быть, 40 лет — это время в нашей жизни, когда мы понимаем, что мы являемся важной частью общества и мы необязательно должны оставлять свой след. Мы просто можем что-то предложить.

Мы находим менее агрессивные способы дать обществу знать, что у нас есть, что ему предложить.

Себя.

Молодое поколение, наши дети могут считать нас эгоистичными, потому что мы, наконец, нашли время для себя. У нас больше нет необходимости жить по расписанию. Мы можем заняться йогой, сходить в книжный магазин, и мы делаем это исключительно ради наслаждения, а не для того, чтобы скрыться от реальности.

Мы готовы найти время для себя, о чём писали в журналах. Мы готовы к магии, которая начинается в 40 лет.