Unsplash
Моя подруга Эля чуть ли не с детства мечтала выйти замуж — впрочем, как все девочки. Свадьба, белое платье, лимузин, медовый месяц. Но было во всем этом одно но, она хотела стать женой именно иностранца, и точка. Надо сказать, Эля всегда была красавицей — и в школе, и в институте парни за ней увивались толпами, дарили цветы, звали на свидания и даже несколько раз дрались за ее сердце. Эля ко всему этому относилась с нисходительной иронией, считая их недостойными ее дураками.

После института Эля принялась за решительные действия и перешла в наступление — зарегистрировалась на зарубежном сайте знакомств, разместила лучшие фото и начала охоту за иностранцами. На «наших» мужчин она по прежнему даже не смотрела, считая их третьим сортом. «Они ведь ни на что не способны! Это потенциальные альфонсы и дармоеды!», — восклицала Эля. А при этом Сережа уже в третий раз звал ее замуж, Саша предлагал купить квартиру и жить вместе, а Семен который год страдал так, что караулили Элю у подъезда и, заикаясь от пережитого волнения, признавался в любви. Но наша девушка была крепким орешком. Решила быть женой иностранца — значит будет.

И вот, путем долгих поисков и упорной борьбы, Эля, наконец, собралась замуж за самого настоящего француза, который после свадьбы, конечно же, увезет ее в прекрасную Францию. Все было как-то неправильно с самого начала — никакого белого платья, лимузина и сотни гостей, скромная роспись и обед для двоих. Эля была разочарована, но самую малость, ведь впереди ее ждал ни много ни мало, а настоящий Париж!

Сразу скажу, что Элькин муж Николя был старым, толстым, почти лысым и плохо пахнущим. Совсем не тот красавчик француз, какими мы их представляем. Увез он подругу в Париж, через год она родила ему сына, спустя год еще одного. Периодически я заходила на ее страницу в соцсетях и смотрела счастливые фото подруги — Эля в собственном большом доме, Эля с сыновьями на море, Эля с мужем за праздничным столом. Семейная идиллия — и только. Я была искренне рада за подругу. Оказывается, счастье отнюдь не в красавчиках с голливудскими улыбками.

Все мои грезы рассеялись после того, как Эля приезжала на пару недель домой в гости к родителям. Встретившись за чашкой кофе я заметила, что подруга какая-то уставшая, грустная, с потухшими глазами, да еще и со следами застарелых синяков на лице, тщательно замазанных тональным кремом. На мой вопрос «Как дела?», Эля сначала промямлила, что все хорошо, а потом разрыдалась и начала выдавать нелицеприятную правду.

Живется во Франции ей плохо, Парижа она ни разу толком не видела, ее муж Николя — известный воротила бизнеса, зарабатывает более, чем хорошо, но это все проходит мимо Эли и детей. Денег он ей толком не дает, в месяц выписывает чек на сумму, которой строго хватает на памперсы и детское питание, и ни евро больше. Помощи по дому и в воспитании детей абсолютно никакой — все легло на хрупкие Элины плечи. За 3 года они ни разу никуда не ходили все вместе и никуда не ездили, а те счастливые фотографии с интернета — бутафория, магия фотошопа и ничего больше.

Дошло до того, что Эле пришлось начать работать — она делает маникюр на дому. Самое главное, чтоб не узнал Николя — иначе ей не сдобровать. Эля работает практически все свободное время, успевая при этом заниматься детьми и следить за домом. Кроме всего прочего, глава семьи частенько напивается до беспамятства и в приступах ярости колотит Элю, оставляя смачные синяки и кровоподтеки. На его многочисленных любовниц, с которыми он открыто встречается, подруга уже давно не обращает внимания, настолько это стало привычно и в порядке вещей.

Замолчав, Эля посмотрела на меня заплаканными глазами. «Зато я замужем за иностранцем, а не за русским Васей», — всхлипнула она. Да уж, железная логика…