Unsplash
Пару месяцев назад я была на свадьбе у моей давней подруги Вики. Это было просто удивительно и поразительно, а все потому, что 38-летняя Вика вышла замуж практически за малознакомого мужчину и, судя по всему, они очень даже счастливы.

А дело было так. Вике стукнуло «целых 38», а она еще ни разу не побывала замужем, не родила ребенка и даже не развелась. Все наши подруги уже давным-давно были окольцованы, а некоторые с непонятной гордостью демонстрировали несколько штампов в паспорте, повышая собственную самооценку за счет смены мужей. А у Вики не то что мужа, что уж там, даже мужчина был еще в институте и то понарошку — они встречались ровно месяц. После того, как Вика отказала ему в близости, расстались.

Конечно, вся ситуация ее крайне напрягала, расстраивала и заставляла чувствовать себя самой несчастной женщиной во Вселенной. У симпатичной Вики были редкие совсем короткие отношения, которые таковыми назвать очень и очень сложно.

Родственники без конца твердили про одинокую старость и «биологические часики», которые тикают все громче. Коллеги по работе подсмеивались и за глаза называли ее старой девой, а подруги отдалялись одна за другой, находя более успешных и интересных знакомых.

В отчаянии Вика методично пробовала все способы, чтобы найти мужчину — регистрировалась на сайтах знакомств, искала холостых знакомых, ходила на выставки и кафе в одиночку, но тот самый единственный все не находился. А встречались ей альфонсы, трусливые женатики, извращенцы и ищущие последний шанс стариканы, но не интеллигентный мужчина, которого она так ждала.

Наша Вика не была серой мышью. Она мила и симпатична, но в ней не было того блеска, огонька и свободной уверенности, которые так нравятся современным мужчинам. Вика была слишком мягкой, робкой, застенчивой, домашней, ни о какой женской искре здесь и нельзя говорить.

Апогеем стал День Рождения Вики, на который она позвала несколько оставшихся подруг, начинающих переходить в ряды приятельниц. Компания разодетых в пух и прах и накрашенных макияжем в стиле «вамп» дам явилась к Вике домой, сыпля скабрезными шутками и отпуская колкие «комплименты» в адрес виновницы торжества.

Желали, естественно, найти мужчину, да поскорее, обмениваясь при этом несколько издевательскими взглядами и глупо хихикая. Устав от таких шуток, Вика в весьма нецензурной форме попросила «любимых» подружек идти далеко и надолго. Крайне удивленные ее поведением приятельницы, ответив Вике той же бранной монетой, шумно удалились, а горе-именинница по стенке сползла на пол и в голос разрыдалась. От собственной никчемности, жалости, от неудавшейся жизни и загубленной судьбы.

Накинув куртку и схватив ключ, Вика выбежала из дома в прохладный апрельский вечер. Свежий воздух обдавал приятным дуновением и она решила бежать. Просто бежать. Ветер свистел в ушах, волосы развевались, сорвавшийся с шеи шарф упал и затерялся, а Вика все больше ощущала свободу и желание бежать еще быстрее. Ее настроение улучшалось, грустные мысли улетучивались из головы, а свежий воздух бодрил и вселял уверенность в себе.

Вдруг со всего размаха Вика врезалась во что-то большое и мягкое и шлепнулась на асфальт. Боль пронзила ее руку, и она, подняв голову вверх, посмотрела на свою преграду. Перед ней был высокий под 2 метра, симпатичный брюнет в очках, озабоченно склонившийся над ней и протягивающий руку.

«Девушка, вы в порядке? Вы не сильно ушиблись? Вы так быстро бежали, я даже не успел отойти в сторону», — говорил он, помогая Вике подняться. — «Послушайте, давайте я на всякий случай отвезу вас в больницу, у вас ушиб руки. Ведь это я виноват в том, что вы упали».

Мужчину звали Петр. Он потом в течение недели каждый день звонил Вике, чтобы узнать, как ее травмированная рука. Вика подумала, что этот шанс стоит использовать и подробно рассказывала мужчине, как заживает ее ушиб, какое у нее замечательное настроение и прочие мелочи. В итоге Петр пригласил Вику прогуляться в парк, а затем и свидание назначил. Моя подруга не была от него без ума, но она помнила, что в свой День Рождения мысленно поклялась самой себе выйти замуж в свои 38 лет. Вику достали эти издевки подружек.

У нее и Петра складывались отношения, в которых она явно была нужнее ему, чем он ей. Спустя 2 месяца после знакомства Петр сделал предложение Вике. Вика думала совсем недолго: он однозначно был ей очень приятен и она помнила клятву о замужестве, которую дала самой себе. У Петра была небольшая квартира и стабильная работа. Да, не принц из ее девичьей мечты, но зато совершенно реальный жених, который может сам стоять на ногах, который ее любит и хочет заботиться о ней.

Вика согласилась, а ее новость о скорой свадьбе сразила тех самых подружек, которые еще совсем недавно в ее День Рождения злобно шутили о ее одинокой старости. Через 4 месяца после знакомства Петр и Вика официально стали семьей.

Когда она готовилась к свадьбе, то сказала, что иногда ее пробивает неуверенность — стоит ли ей выходить замуж за этого мужчину так быстро? Не дожидаясь моего ответа и словно разговаривая сама с собой, Вика тут же говорила «нет, нет, я все делаю правильно».

Прошли несколько месяцев после их свадьбы. Сейчас я вижу перед собой другую Вику: она счастлива, что о ней заботится мужчина, что она дарит ему свою заботу. Она становится увереннее в себе с каждым днем. Она больше не думает про жалкое одиночество. Все это, кажется, в далеком прошлом. Сама Вика, делясь историей своего самого главного решения в жизни, не скрывает, что к такому стремительному замужеству ее подтолкнули именно злые языки. И за это она каждый раз говорит тем подругам «спасибо», искренне улыбаясь своему семейному счастью.