5 фраз, когда женщина хочется казаться начитанной, но по факту ничего не знает

Инга Мишина,
редакция Femmie

По этим фразам можно сразу понять, кто действительно любит книги.

Andrea Piacquadio / Pexels

Быть образованным и начитанным снова модно. Период, когда молодежь переключилась с литературных произведений на кино и соцсети, потихоньку сходит на нет. В такой культурной обстановке читающими хотят казаться даже те, кто не открывал книг со школы. Иногда такие попытки выглядят просто смешно. Мы собрали пять забавных фраз женщин, которые пытаются показаться начитанными.

«Прекрасная писательница Эрих Мария Ремарк»

Прекрасная писательница Эрих Мария Ремарк всю свою жизнь была мужчиной. Второе имя Мария может ввести в заблуждение только тех, кто не читал ни одной его книги. Писатель взял его в память об умершей матери, к которой очень тепло относился и сильно переживал ее уход. Впрочем, необязательно быть знатоком биографии Ремарка, чтобы понять, что за довольно узнаваемым лирическим героем практически всех его книг скрывается мужчина.

«И понять, что писатель взял себе такое второе имя в честь почившей матушки этим „начитанным“ не дано», — рассуждает пользователь форума.

«Вы  читали „Победитель мух“?»

Книга Уильяма Голдинга считается произведением о детях и для детей. Но она отлично подходит и для взрослых. Сюжет захватывающей истории описывает английских мальчиков, которые попали на необитаемый остров после кораблекрушения. «Том Сойер» и «Робинзон Крузо» в одном флаконе.

Впрочем, в диких условиях ребята быстро теряют все свои манеры и представления о жизни. У них начинается вполне взрослая война. Человек, который читал роман, точно не сделает ошибку в его названии, ведь он знает, чем на самом деле повелевали главы воинствующих племен. И победителями они точно не были.

«Мама прислала сообщение: „Дети, вы читали ‚Победитель мух‘?“. И смешно, и немного стыдно», — поделилась читательница Femmie.

«Разве Толстых было несколько?»

Обилие людей с фамилией Толстой среди русских писателей запутает кого угодно. Единственный способ разобраться, кто есть кто — прочесть их книги. Хотя бы по одной каждого автора.

Книги Алексея Николаевича положили начало советской научной фантастике. Алексей Константинович был плодовитым поэтом и драматургом, самая известная проза у него — «Князь Серебряный». Что касается Льва Николаевича, именно из-под его пера вышли мучавшие нас в школе «Анна Каренина» и «Война и Мир». Лучше запомнить, чтобы не смешить настоящих ценителей литературы.

«А эта Толстая к какой ветви относится? Я запуталась. Короче, развелось толстых, стреляй через одного», — шутят на форуме.

«Давайте забудем это вот всё и объединим их в одного, того самого, которого в школе читали и пофиг, как там его звали», — предлагают простое решение проблемы на форуме.

«Анна Каренина — падшая женщина»

И снова о Толстом, на этот раз точно о Льве Николаевиче. Благодаря многочисленным экранизациям романа, у людей, далеких от литературы, сложился в голове образ абсолютно беспринципной Карениной, которая только и делает, что ищет радостей и развлечений с посторонним мужчиной. Если человек действительно знаком с романом, а не с экранизацией, он понимает, что Каренина на самом деле мучилась своим положением, нежданной любовью и отчуждением от общества.

«Анна Каренина стала падшей женщиной! И падает, падает, прям при каждой встрече», — шутят пользователи в блоге.

«Во-первых, Анна любила сына всей душой и боязнь расставания с ним объясняет её поступки. Во-вторых, Каренин не давал ей развод (внимательно читайте книгу). В-третьих, в жизни не всё так просто и топорно, а есть тонкие и мятущиеся натуры о которых и пишутся великие романы! Читайте книги и будете умнее и добрее», — разъясняет поклонница Толстого.

«Люблю перечитывать у Гоголя второй том «Мертвых душ»

В школе все мы проходили «Мертвые души» Гоголя и, наверное, еще с той поры знаем, что был второй том произведения, который автор сжег — в порыве то ли болезни, то ли отчаяния. И вот, спустя почти 150 лет, писатель, художник и этнограф Юрий Авакян реконструировал второй, а потом и третий том произведения. Книги были высоко оценены гоголеведами, но даже для них очевидно, что к творчеству Гоголя издания имеют мало отношения — и стилистически, и лексически.

«Не выкинуть из головы тот факт, что текст все-таки не гоголевский, поэтому и отношение к нему другое. Например, явно проступает местами булгаковское „за мной, читатель!“. Кроме того, в одной главе постоянно упоминается, что Чичиков спрыгивает с брички „с ловкостию почти военного человека“ — Николай Васильевич вряд ли так частил с одним и тем же выражением, а тут оно прямо глаза режет. И еще. Мнится мне, хоть я и не гоголевед, что сам Гоголь нипочем бы слово „говны“ не стал использовать — очень он деликатный был, умел всегда слова найти изящные и до такого точно бы не скатился», — рассуждает один из читателей.

Все вокруг не обязаны быть великими знатоками литературы, у каждого свой талант. Секрет успеха заключается в том, чтобы не пытаться казаться тем, кем на самом деле не являешься. Если человеку чужда литература в целом или отдельные авторы в частности, лучше сообщить об этом и продемонстрировать знания в другой области. Собеседник непременно оценит такой ход.

8
7
Присоединяйтесь к Femmie в Facebook