Unsplash
Есть мужчины, у который весьма специфический взгляд на отношения с женщинами. Они выбирают только тех, которые пережили тяжелый развод с мужем. Чем же их привлекает именно эта категория женщин?

Мы не станем строить свои предположения, потому что мнение от первого лица наверняка лучше объяснит причины такого выбора. 36-летний Николай поделился с нами своими откровениями: все свои долговременные отношения он предпочитает строить только разведенными дамами.

«В свои 36 у меня за плечами имеется колоссальный опыт отношений с женщинами. Нет, я не ловелас, не альфонс, и не мачо, я ни разу не был женат, и у меня нет детей от разных браков. Просто путем проб и ошибок я выявил, какой тип женщин идеально для меня подходит. Вы будете удивлены, но это те самые «разведенки», о коих так много говорят и дискутируют. Неважно, с ребенком или без, важно то, чтобы у нее за плечами был как можно более болезненный развод, который она всеми силами старается пережить, но, увы, не может.

Первым моим таким опытом была Татьяна. Тане было 35, и на тот момент она была старше меня на 5 лет. Я познакомился с ней в одном и местных баров, она отмечала там День Рождения одной из своих подруг. Мы с друзьями подсели к компании взрослых скучающих женщин, и я заметил Татьяну практически сразу. Она была словно в стороне от всеобщего веселья, почти не пила шампанское, не участвовала в общих разговорах и не отпускала колких шуток и замечаний в наш адрес. Остальные представительницы женской компании уже давно разгорячились и принялись соблазнять моих друзей, а Таня тихо сидела в углу столика, нервно теребя трубочку от коктейля. Я улыбнулся ей своей самой очаровательной улыбкой, подсел рядом, и так завязалось наше трогательное знакомство.

Мы стали встречаться почти каждый день, много разговаривать и узнавать друг друга. Оказывается, Танечка полтора года назад развелась с мужем. Детей у них не было, а причина расставания была банальна: муж ушел к молодой коллеге, при этом предварительно промариновав Таню почти 2 года в состоянии ожидания и крайнего стресса. Сразу бросалось в глаза какой-то затравленный вид Татьяны и такая дикая тоска в ее глазах, какой я не видел. Это была тоска по мужскому сильному плечу, ласке, нежности, опоре, помощи и поддержке.

Она постоянно мусолила тему своего развода, иногда тихо плакала, жаловалась на одиночество и задерживала дыхание, когда я целовал ее. Она не верила, что, наконец, на нее обратил внимание мужчина. Впервые за долгое время она чувствовала себя женщиной — за ней ухаживали, ее слушали, ей говорили комплименты и дарили ласку. За все это Таня буквально превозносила меня: она ловила каждое слово, абсолютно со всем соглашалась, говорила, что я самый лучший, и тихо плакала после близости, потому что была настолько растрогана.

Я же, к слову сказать, не прилагал особых усилий, чтобы завоевать ее. Татьяна сама пришла в мои руки, вознеся меня на пьедестал. И, конечно же, как любому мужчине мне это нравилось — я чувствовал себя божеством, который одним своим движением или словом может заставить женщину плакать или смеяться. Бедняжка была настолько вымотана предыдущими отношениями, затравлена людским осуждением «Кому ты будешь нужна после развода», и истосковавшаяся по мужскому вниманию, что была готова абсолютно на все, чем я беззастенчиво пользовался.

Вторые серьезные отношения с разведенной женщиной были у меня не так давно. С Дариной мы встречались почти 4 года. Когда нас познакомил мой дальний приятель, ей было 28 лет. Ее семейная жизнь была трагичной и печальной — муж ни во что ее не ставил, всячески унижал, оскорблял и бил. После развода Дарина осталась с ипотечным кредитом и 6-летней дочкой.

Все повторялось, почти как с Татьяной: тот же испуганный вид, щемящая тоска в глазах, благодарность за любой оказанный знак внимания и искреннее удивление, что в мире существует нормальные мужчины. От робкой и обстоятельной Тани у Дарины было одно существенное отличие — она была гораздо более решительной и быстрой. К слову сказать, ее дочка абсолютно не представляла для меня помеху, а в те дни, когда Дарина оставалась у меня на ночь, ее забирала бабушка.

Те 3 года, что я встречался с Дариной прошли у меня под знаком, что я — Король. Король всего — своей женщины, положения, наших отношений. Дарина слушалась меня беспрекословно, выполняла любую прихоть, всегда шла навстречу и говорила спасибо за то, что я появился в ее жизни. Стыдно признаться, но я потихоньку начинал наглеть и, когда понял, что начинаю сознательно делать ей больно, аккуратно отошел в сторону и свел ее со своим приятелем, который очень хотел верную и порядочную жену.

После опыта этих двух отношений, я с уверенностью могу сказать, что теперь я точно знаю, что «разведенка» для меня — это самый лучший вариант отношений. И да, пусть это выглядит цинично, а я кажусь обнаглевшим ленивым подонком, но мне чертовски приятно ощущать себя спасителем женских душ, видя эту вселенскую тоску по мужскому плечу в глазах".