Unsplash
 

Я считаю себя счастливой женщиной. У меня есть замечательный любящий муж, двое прекрасных дочерей, домик в Подмосковье, небольшой огород, баня по выходным, работа, которую я люблю, и которая приносит неплохой доход. А самое главное, я знаю, что дома меня всегда любят и ждут, и, чтобы не случилось, мой муж всегда будет за меня.

«Счастливая, повезло тебе», — вздыхая, говорят мои подруги. Я не пытаюсь с ними спорить или доказывать обратное. Ведь я действительно счастливая. Но так ли легко и просто досталось мне это счастье, настолько ли неожиданно и неизвестно за какие хорошие дела оно свалилось мне на голову, как думают мои подруги? Или, по их мнению, я просто очень хорошо попросила доброго волшебника, и он прислал мне лучшего в мире мужчину, а к нему в придачу двое очаровательных детей и домик в Подмосковье?

А ведь никто не знает, что когда мы только поженились в студенчестве, нам не хватало денег даже на съемную квартиру, поэтому мы ютились в комнатушке общежития, которую нам согласились сдать по доброй душе за чисто символическую сумму. Да что там съемная квартира, мы питались одними макаронами, спали на полу на дырявом матрасе, жевали одну жвачку по очереди и умудрялись пройти в кино по одному билету — я сидела у мужа на руках. Мы были счастливы.

Потом была моя первая работа, его первое повышение, первая зарплата, отложенные «на черный день» деньги, первый отпуск в Анапе и дешевенькая машина, купленная в кредит. А потом его уволили, меня сократили, нам пришлось продать машину, влезть в долги, снова перейти на пустые макароны и дырявый матрас.

А еще я помню две полоски, которые так нас перепугали, что мы просто не знали, что делать, но уже через 15 минут целовались, обнимались и плакали от счастья. Я помню, как муж искал мне свежие абрикосы зимой в 3 часа ночи, и мой звонок из роддома с сообщением о том, что у нас родилась дочь. Я помню бессонные ночи, шоковое состояние и непонимание, что вообще происходит, претензии друг к другу, упреки, что каждый из нас проводит меньше времени с ребенком, чем другой, дикую усталость, когда просто падаешь на кровать и передаешь кричащий сверток мужу. Все это мы преодолели…

А потом были еще повышения и отпуски, и снова 2 полоски, удивление и радость, второй круг хронической усталости и бессонницы, детские болезни и капризы, секс по ночам на кухне, потому что в комнате спят дети, и их никак нельзя будить.

Я помню, как появилась та самая Вера, помню наши скандалы, мои слезы, швыряние посуды о стену. Помню, как я забрала дочерей и ушла в ночь, сама не зная куда. Помню запах чужой съемной квартиры, свою обиду на него, ощущение дикой вины и ответственности перед дочерьми. Я думала, что никогда не смогу это пережить. Я помню, как я выла от боли, как он приходил и плакал, стоя под закрытой дверью и просил прощения. А я плакала с другой стороны двери и уже ничего не понимала.

Я помню как 31 декабря под Новый Год я собрала дочек и поехала к нему. Я звонила в квартиру и больше всего на свете боялась, что он окажется не один. Он открыл сразу же, весь какой-то уставший, помятый, с темными кругами под глазами и как-будто побитый. Мы вошли, и он упал на колени. Он плакал, целовал наших девочек, обнимал мои ноги и умолял простить его. Потом мы все вместе сидели прямо на полу в прихожей, и все вместе ревели, обнявшись и прижавшись друг к другу. Мы поняли, сколько ошибок было совершено и через сколько трудностей нам пришлось пройти, чтоб достичь всего того, что мы сейчас имеем. Мы чувствовали себя семьей с большой буквы и знали, что наше счастье выстраданное, выплаканное, выдранное из чужих рук, обиженное, вернувшееся и прощенное.

А вы говорите, что мне все с неба свалилось. Как бы не так…